27.11.2018 Источник

Минфин России сообщил на своем сайте о размещении еврооблигаций в объеме €1 млрд с доходностью в размере 3% годовых с погашением в декабре 2025 года. номинальная стоимость одной облигации €100 тыс.

В этом году Минфин уже выходил на международный рынок капитала. Так, в марте этого года он разместил новые облигации на $1,5 млрд со сроком погашения через 11 лет («Россия-2029») и допвыпуск бумаг «Россия-2047» в объеме $2,5 млрд с доходностью 4,625% и 5,250% годовых соответственно. Агентом по размещению и обмену выступил «ВТБ Капитал».

Как сообщали в министерстве, основная часть полученных средств ($3,2 млрд) пошли на выкуп части выпуска «Россия-2030». Эта операция позволит в 2018-2020 годах сократить объем выплат по внешнему долгу на $1,35 млрд. Оставшиеся от мартовского размещения $800 млн были зачислены в федеральный бюджет.

По словам первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова, инвесторы из различных регионов мира продемонстрировали значительный интерес к новым российским долговым инструментам. Совокупный объем заявок превысил $7 млрд.

По итогам размещения, Минфин указывал, что «сохраняет за собой возможность выхода на международные рынки капитала в течение текущего года с долговыми инструментами иных сроков, а, возможно, и валют».

Отличным спросом пользовались также и внутренние заимствования. Облигации федерального займа (ОФЗ) разлетались как горячие пирожки – к 1 апреля доля нерезидентов в номинальном объеме ОФЗ достигла рекордного значения в 34,5% или 2,351 трлн руб.

Но с тех пор ситуация на рынке значительно изменилась. После того, как 6 апреля минфин США ввел санкции против российских бизнесменов, в том числе Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга и их компаний «Русал» и «Ренова», иностранные инвесторы перестали благосклонно относиться к российским долговым бумагам.

Нерезиденты начали сбрасывать ОФЗ. В августе против России были введены санкции в рамках дела об отравлении в Англии экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Кроме того, в конгресс США были внесены законопроекты об ужесточении ограничительных мер, которые включают в себя запрет на покупку новых выпусков госдолга РФ. Это поддержало волну распродаж, а Минфин вынужден был отменить несколько осенних аукционов по размещению ОФЗ.

В результате, по данным Банка России, доля нерезидентов в ОФЗ сократилась к 1 ноября до 25% (1,807 трлн рублей). По номиналу это уровень апреля прошлого года, по доле – показатель декабря 2016-го.

Впрочем, если и размещать евробонды, то сейчас, несмотря на не слишком благоприятные условия. Как сообщало американское издание Wall Street Journal со ссылкой на нескольких конгрессменов и сенаторов, новые санкции против России, вероятнее всего, не будут приняты до конца этого года.

«Россия — одна из наименее закредитованных стран в мире. В этом году ее долг уменьшился более чем на $50 млрд, то есть на 10%. До поры до времени Минфину хватало средств для обеспечения обязательств и текущих расходов. Способствовали этому высокие цены на нефть. Однако сейчас ситуация изменилась: нефть обвалилась и внутреннего рынка как источника привлечения заемного капитала, оказалось уже недостаточно», — комментирует Артем Деев, ведущий аналитик Amarkets.

Так, нефтяные цены в вторник находились в диапазоне 60-61$ и эксперты предсказывают их дальнейшее падение — по крайней мере до заседания ОПЕК+ в начале декабря. Если спрос будет недостаточным, то инвесторы будут меньше верить в наши евробонды, говорит Алексей Антонов, аналитик «Алор Брокер».

Однако в случае удачного размещения Минфин смог бы направить деньги в бюджет, добавляет он. Эксперты предполагают, что ведомство могло бы разместить до 2 млрд евро.

Также удачное размещение даст инвесторам позитивный сигнал, они начнут покупать российские евробонды, и последующие размещения можно было бы проводить по более низкой ставке. Эксперты считают, что это размещение может быть удачным.

«На стороне Минфина — золото-валютные резервы под $400 млрд, при объеме госдолга примерно в 2 раза меньше, плюс низкий процент отношения долга к ВВП — всего 17%. Такому заемщику можно давать в долг, при условии, что вы можете принять чуть более высокие риски, чем по US Treasuries и чуть более низкие, чем по другим эмитентам евробондов с развивающихся рынков, например, Бразилии или Турции», — резюмирует Антонов.