22.11.2018 Источник

Нефть падает, бензин растет

С начала октября, когда баррель североморской марки Brent стоил $85,5, котировки к концу ноября упали более чем на 25%. По состоянию вечер 22 ноября нефть торговалась на уровне $63,1.

Котировки вернулись к показателям начала года, чего не скажешь о стоимости бензина. По данным Росстата, с начала года к 19 ноября цены на дизель выросли на 14%, а бензин марки Аи-95 подорожал на 9,5%.

За 19 ноябрьских дней средняя стоимость бензина осталась на уровне октября, а цены на дизель выросли на 2,5%. В октябре по сравнению с сентябрем рост цен на бензин составил 0,4%.

Цены на бензин в РФ никогда не шли вслед за нефтяными котировками, как при их росте до $120 за баррель, так и при падении до $40. Если бы стоимость топлива на АЗС определялась только рынком, то Аи-92 летом стоил бы более 50 рублей за литр, а сейчас — порядка 42 руб.,

подсчитала аналитик Vygon Consulting Анна Львова.

С точки зрения потребителя такой сценарий был бы менее благоприятным, чем при относительно стабильных ценах на топливо независимо от уровня нефтяных котировок, полагает она.

Российский рынок бензина своеобразно устроен, на нем установилась олигополия с элементами монополии, отмечает Алексей Антонов, аналитик «Алор Брокер». В цену бензина нефтяники на всякий случай закладывают, кроме акциза, другие растущие налоги, общую неуверенность в экономическом росте и вообще в стабильности экономики.

Влияние лоббистов нефтяной отрасли в правительстве сложно переоценить, ведь до 40-50% доходов государственного бюджета формируется нефтегазовыми доходами, констатирует он.

Потенциал есть, возможности ограничены

То, что потенциал для снижения цен на бензин, есть, подтверждает и Федеральная антимонопольная служба. «Сейчас биржевые продажи нефтепродуктов чуть меньше в ежедневном объеме, но выше нормативов.

Конечно, дополнительные объемы могли бы существенно улучшить ситуацию на внутреннем рынке, особенно учитывая, что сейчас он премиален, и потенциал для снижения цен имеется»,

— отметил замглавы ведомства Анатолий Голомолзин на форуме «Биржевой товарный рынок».

Обычно, когда внутренний рынок становится по цене более предпочтительным, чем экспортная поставка, происходит снижение цены, но сейчас этого не происходит, отмечает глава аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов.

Причина, по его словам, в том, что цены на внутреннем рынке при заключении соглашения между правительством и вертикально-интегрированными нефтяными компаниями (ВИНК) были зафиксированы на пике роста.

«То есть все экономические основания, связанные с падением цены на нефть, падением нетбэка для того, чтобы реальная оптовая цена сегодня проседала, есть, но цены зафиксированы «на горке» и цена не проседает»,

— констатировал Баженов. При этом действия самого крупного игрока направлены на то, чтобы оптовая цена сегодня соответствовала мелкооптовому индикативу, добавил он.

«Роснефть» на прошлой неделе приостановила поставки нефтепродуктов на биржу. Свои действия компания в специальном письме к ФАС обосновала тем, что биржевые трейдеры, по ее мнению, создают условия для нерыночного ценообразования.

Данная ситуация, по словам Голомолзина, обсуждается в правительстве, у ведомства налажен диалог с самой компанией, окончательного решения по этому вопросу пока не принято. Между тем дефицита на бирже, по его словам, нет, так как другие ВИНКи увеличили объемы торгов и перевыполняют нормативы по продаже топлива на бирже.

При этом в мелкооптовой торговле топливом «маржинальная доходность по сегменту составляет где-то 10-15%». «Это параметры, которые традиционно характерны для устойчивой ситуации на рынке», — добавил он.

Смерть розницы

Напомним, что в начале ноября Минэнерго РФ подписало соглашения со всеми вертикально-интегрированными нефтяными компаниями по сдерживанию отпускных оптовых и розничных цен на бензин и дизельное топливо на уровне конца мая 2018 года.

Заморозка установлена до конца года, затем до 31 марта 2019 года в связи с повышением НДС цены вырастут на оптовом рынке на 1,7%, а дальше начнут расти в соответствии с инфляцией. Кроме того, эти договоренности предполагают увеличение поставок топлива на 3% по сравнению с аналогичным месяцем предыдущего года.

Как отмечал профильный вице-премьер Дмитрий Козак, такие цены на оптовом рынке позволят обеспечивать маржу для АЗС, расчетный уровень которой должен составлять 2,7 тыс. руб. за 1 тонну.

Независимым АЗС, которые, по словам Баженова, «в кабинетных обсуждениях» не участвовали, также рекомендовано придерживаться указанных параметров и не повышать цены более чем на 4%.

Если сравнить индикативные оптовые цены и реальные розничные, то маржа АЗС в среднем по стране оказывается действительно равной около заявленных 2700 рублей за тонну, однако индикативные цены не всегда соответствуют экономически обоснованным, рассчитываемым как стоимость топлива на НПЗ-поставщиках и доставка до региона, отмечает Анна Львова.

Из-за этого заводам невыгодно поставлять топливо в отдельные субъекты РФ, и в них возникает дефицит и мелкооптовые цены растут. Особенно острая ситуация на рынке дизеля, где индикаторы не учитывают подорожания зимних марок в сравнении с летними до 3000 руб./т. В конечном итоге больше всего страдают независимые АЗС, не имеющие возможность компенсировать убытки за счет сегмента добычи, констатирует аналитик.

«Учитывая среднее значение мелкооптового индикатива, среднероссийская маржинальность отныне и до 31 марта 2019 года составит 1 рубль 70 копеек за литр. Если мы возьмем и окунемся в реальность, то увидим, что при суточной реализации в 10 тысяч литров операционные затраты АЗС составляют порядка 3 рублей на литр. И это минимальные операционные затраты», — отмечает Баженов.

Когда допустимая маржинальность меньше, чем операционные затраты, можно ожидать закрытия большого количества независимых заправок, резюмировал он.

По расчетам Независимого топливного союза, в России инфраструктурно-независимый сектор занимает 60% рынка по количество АЗС (порядка 15 тыс. заправок, против 10 тысяч — у ВИНКов). Но соотношение по объему продаж — 30% на 70%. При этом, частные АЗС очень часто являются единственными продавцами топлива в отдельных районах.

«Если не станет независимых заправок, то в целом оставшаяся инфраструктура позволит заправить лишь порядка 20 млн автомобилей при имеющихся на сегодня 50 млн машин. Вот такой баланс будет»,

— констатировал Павел Баженов.

Не исключено, что в условиях низкой маржинальности качество топлива на независимых АЗС может ухудшиться.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин ранее посоветовал независимым игрокам увеличивать объем дополнительных услуг. Напомним, что еще весной в Госдуму был внесен законопроект о снятии запрета на торговлю пивом и вином на автозаправочных станциях.