11.11.2018 Источник

Громкое заявление сделал на этой неделе еврокомиссар по вопросам европейской политики добрососедства и расширения Йоханнес Хан: ЕС и Турция должны прекратить процесс вступления в союз. «Было бы более честным для Турции и ЕС пойти новым путем и прекратить переговоры о присоединении», — сообщил Хан в интервью Die Welt.

По его мнению, это решение, конечно же, должно быть принято государствами-членами.

Но в принципе «членство Турции в Европейском союзе нереально в обозримом будущем».

Соглашение об ассоциации Турецкой Республики с Европейским экономическим сообществом было подписано еще в 1963 году. Но формальный статус кандидата на членство получила только в 1999 году. В 2005 году переговоры о вступлении в Европейский союз возобновились.

Но в последние годы стало понятно, что попытки Турции стать членом ЕС зашли в тупик. И вот теперь официальный Брюссель в лице еврокомиссара Хана заявил об отказе стране-кандидату.

По словам Хана, Турция и ЕС должны быть наконец честны друг с другом и если вступление невозможно, то следует «сосредоточиться на вещах, которые осуществимы и реалистичны». Например, на сотрудничестве в области энергетики, борьбы с международным терроризмом, миграцией, решении проблемы разделенного Кипра.

Нет смысла тянуть резину

Хан сослался также на заявление Эмманюэля Макрона. Президент Франции ранее дал понять, что у Турции нет шансов на вступление. И причина, как ему кажется, очевидная — несоблюдение Анкарой основных прав и свобод граждан, в том числе курдского меньшинства. Макрон заявлял об этом еще в январе в ходе встречи с Эрдоганом в Париже.

Аналогичное мнение высказывал и канцлер Австрии Себастьян Курц: Турция не может стать членом Евросоюза в связи с политическим курсом нынешних властей. Но если мнением отдельных лидеров, пусть даже и влиятельных, можно было бы пренебречь, то заявление профильного европейского чиновника звучит как окончательный вердикт.

«Можно, конечно, и дальше жить, оставив все как есть, этот процесс может продолжаться и затянуться до бесконечности. Но действительно ли это имеет смысл?» — заявил еврокомиссар Хан, добавив, что в настоящее время уже скорректирована и финансовая помощь, предшествующая вступлению Турции в ЕС.

Хан уточнил, что вместе с Федерикой Могерини, верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, он намерен посетить Турцию в середине ноября.

По итогам этой поездки, судя по всему, и будет поставлена точка в этой многолетней истории по интеграции Турции в единую европейскую семью.

Эрдоган устал просить и ждать

Со стороны турецких властей энтузиазма по поводу членства в ЕС теперь тоже не наблюдается. Эрдоган не раз заявлял, в том числе и Макрону, что ожидание в очереди на вступление в Евросоюз «утомило» Анкару.

«Против вступления Турции в ЕС более половины европейских стран, и такое ощущение, что Турцию в этом отношении изначально планировали лишь кормить обещаниями»,

— говорит Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade.

Слишком уж много различий в подходах к экономике, масса культурных отличий у турков от универсальных европейских ценностей. «К тому же Турцию считают абсолютно авторитарной страной, а этого в Европе не переносят на дух», — добавляет Пушкарев.

Эксперты считают, что охлаждение отношений с Европой автоматически означает сближение с Россией. Россия выиграет в этой ситуации, но при условии, что не будет идеологизировать двусторонние отношения, предупреждает Пушкарев.

В последнее время это удается с трудом. Отношения между Россией и Турцией испортились с ноября 2015 года, когда российский истребитель Су-24 был сбит над сирийской территорией турецким F-16. Владимир Путин назвал этот инцидент «ударом в спину». А Эрдоган долго не признавал вину Анкары в крушении Су-24. И только спустя почти год отношения потеплели, когда Эрдоган направил Путину письмо с извинениями.

Отношения между двумя странами тогда осложнились настолько, что Путин подписал указ о применении специальных экономических мер против Турции. Дружба почти восстановилась только в апреле текущего года после визита Путина в Анкару.

Как не поссориться с Брюсселем

Но экономический кризис в отношениях двух стран продолжается, хотя и прошел нижнюю точку в 2016 году, когда взаимная торговля сократилась на треть. По итогам 2017 года товарооборот между Россией и Турцией вырос более чем на 40% по сравнению с предыдущим годом — до $22 млрд. Сейчас Турция занимает по товарообороту восьмое место среди внешнеторговых партнеров России.

Экспорт сельхозпродукции из Турции вырос по итогам прошлого года и вовсе в 1,6 раз и достиг $1 млрд. Однако Анкара до сих пор недовольна установленным лимитом на количество поставщиков томатов в Россию, это всего 13 компаний, и пытается увеличить объемы разрешенных поставок.

Но проблема в том, что Россия на волне импортозамещения решила поддержать отечественных овощеводов, российские аграрии сейчас набрали кредитов и активно строят теплицы для выращивания тех же томатов и прочих овощных культур.

Понятно, что турецкие овощи для российского рынка нежелательны, а если и нужны, то лишь в межсезонье. Так что проблема «пресловутых помидоров», как однажды выразился помощник президента Юрий Ушаков, видится практически неразрешимой.

Гораздо лучше экономическое сотрудничество развивается по линии обороны и энергетики. Уже объявлено, что газопровод из России «Турецкий поток» планируется ввести в эксплуатацию до конца 2019 года, в ноябре Путин и Эрдоган проведут торжественную церемонию старта морского участка ТП. Газопровод будет состоять из двух ниток мощностью 15,75 млрд кубометров каждая.

Решение по «Турецкому потоку» — знаковое для двух стран, свидетельствующее о восстановлении тесных экономических связей, убеждены эксперты. Однако и здесь может возникнуть напряжение. Дело в том, что одна нитка ТП предназначена для снабжения турецкого рынка, а вторая — для газоснабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы (Греции, Болгарии, Венгрии, Сербии…). «Турецкий поток» — это фактически вариант запрещенного Европой «Южного потока» (по дну того же Черного моря с выходом в Болгарию и далее в страны Южной Европы).

И до сих пор непонятно, сможет ли Брюссель заблокировать попытки России протянуть «Турецкий поток» из Турции в ЕС.

Не без проблем идет и сотрудничество в атомной энергетике. «Росатом» ведет в Турции строительство АЭС «Аккую». Страны несколько лет не могли договориться об условиях строительства, объеме инвестиций, что может обернуться срывом сроков ввода станции в эксплуатацию.

«Зато отгружаемые объемы зерна из Кубани в турецкие порты уже бьют все рекорды, за год почти на $1 млрд вырос товарооборот по продуктам растительного происхождения, у нас с Турцией $6 млрд товарооборота по черным металлам и алюминию», — уточняет Пушкарев.

Шантажировать евробюрократов

Есть перспективы и по поддержке экспорта из регионов России через структуры ВЭБ. «После обрушения турецкой лиры более чем вдвое по отношению к доллару и евро Турция в любом случае станет ближе к России, чем к Европе, и по перспективам финансовых расчетов в национальных валютах, вытесняя из них и доллар, и в какой-то мере евро», — говорит Пушкарев.

По мнению Андрея Перекальского, аналитика компании «ФинИст», по мере отдаления от ЕС Турция неизбежно будет выстраивать более тесные отношения с Россией.

«Эрдоган и раньше часто опирался в своей риторике в адрес Евросоюза на относительные успехи в диалоге с Россией. И продолжит шантажировать брюссельских бюрократов своим сотрудничеством с Россией, например, вступлением в ШОС», — считает Перекальский.

ШОС — Шанхайская организация сотрудничества, напомним, была основана Китаем, Россией, Казахстаном, Таджикистаном, Киргизией и Узбекистаном в 1996 году. Позднее к ШОС присоединились Индия и Пакистан, и сейчас ШОС — это гигантский рынок и примерно половина населения планеты.

Но если раньше апелляции к России и ШОС были лишь формой политического торга, то в новых условиях это может стать реальностью. В то же время следует понимать, что Анкара не откажется полностью от отношений с ЕС, хотя и не будет считать вступление в организацию принципиально важным, добавляет эксперт. Тем не менее тесные экономические, торговые связи с ЕС останутся: Турция по населению почти равна Германии, по размеру ВВП близка к пятерке ведущих европейских стран, входит в таможенный союз с Европой, и в нем, конечно же, останется. Это законы рынка, отмечают эксперты.

Но Россия будет привилегированным партнером. «Жизнь научила турецких политиков не складывать яйца в одну корзину. В отношениях с Евросоюзом они уже обожглись на этом. Поэтому Турция будет пытаться выстраивать сбалансированные отношения», — заключает Перекальский.