02.11.2018 Источник

Cтоимость бензина АИ-92 во второй половине дня в четверг на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) снизилась на 2.46% (до 48,234 тысячи рублей за тонну), АИ-95 — на 4.47% (до 51,003 тысячи рублей). А дизтопливо подешевело на 2.99% до 56,847 тысячи рублей за тонну.

В среду вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что российские нефтяники обязаны обеспечить страну нефтью и нефтепродуктами.

Эксперт Союза нефтегазопромышленников России, член комитета ТПП по энергетической стратегии и развитию ТЭК Рустам Танкаев считает, что в настоящий момент правительству с нефтяниками договариваться бессмысленно.

Зато, в контексте прогноза Счетной палаты о том, что с Нового года на внутрироссийском рынке вырастут цены на топливо, вполне реальна угроза перебоев в работе бюджетообразующих предприятий, снижения качества жизни населения вследствие понижения потребления нефтепродуктов, а также уменьшения количества малых и средних предприятий.

Что ждать с 1 января

С Нового года рядовые автолюбители могут столкнуться с тем, что суммарное увеличение цены на бензин составит 7 рублей за литр.

«Ну, это в среднем – поскольку в разных регионах по-разному, — конкретизировал Танкаев. — Из чего состоит эта сумма? Прирост 50 копеек даст повышение ставки НДС на 2%. Примерно 1 рубль к цене добавит налоговый маневр. То есть увеличение налога на добычу полезных ископаемых на 5%. И 5,5 рублей добавит повышение акцизов в 1,5 раза».

По его мнению, безусловно, главной причиной угрозы дефицита на российском внутреннем рынке остается действующий с 2014 года налоговый маневр, при котором для нефтяников повышается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и одновременно снижается экспортная пошлина.

Реальность же состоит в том, что нефтяные компании не могут работать себе в убыток.

«Это же абсолютно не рыночная ситуация», — говорит экономист Никита Кричевский.

«В настоящий момент производство и продажа бензина убыточны. То есть рынок неликвиден. Соответственно, и проблема с обеспечением рынка бензином постепенно растут, — говорит Танкаев. Если не вернуть рынку ликвидность, будет то же самое, что было в 1996 году, в 2000 году, в 2008 году. Мы это все проходили. У нас такие кризисы постоянно. Причина этих кризисов одна – стремление регулировать рынок административными мерами, а не экономическими. И вот это вот административное регулирование в условиях рыночной экономики – это божий бич», — заявил Танкаев в интервью «Газете.Ru».

Происходящее тем более странно, что необходимости в повышении акцизов нет абсолютно никакой.

«В свое время к 2024 году в бюджет планировалось получить дополнительно 560 млрд руб., — рассуждает Кричевский. — А по моим подсчетам, только за этот год Минфин дополучит 3 трлн рублей. Ведь на старте налогового маневра предполагалось, что акцизы не будут расти».

Продразверстка. Римейк

Директор Центра политической информации Алексей Мухин полагает, что повышая в условиях профицитного бюджета акцизы, правительство изыскивает таким образом дополнительные средства для реализации майского «суперуказа» президента. По сути, кабмин задействует модель продразверстки, которая использовалась на заре Советской власти.

«Обратите внимание: цель продразверстки – ВИНКи (вертикально-интегрированные компании – «Газета.Ru».), потому что у ВИНКов есть обязательства по обеспечению внутреннего рынка, тогда как большая часть так называемых независимых компаний не обязаны этого делать, - пояснил Мухин. - Более того, они уже выходят с инициативами компенсации в виде субсидий потерь, которые они понесут с повышением акцизов».

В то же время, заметил он, часть компаний ведут себя социально ответственно. Например, «Роснефть», которая поставляет едва ли не весь объем произведенного бензина на внутренний рынок, в то время как другие компании, главным образом, частные, наоборот, увеличивают экспорт.

«В условиях, когда цены на нефть выросли, причем выросли очень существенно, поскольку налоговый маневр начинался на принципиально иных ценовых условиях, естественно стало выгоднее экспортировать нефть, чем реализовывать внутри страны, — говорит Кричевский. — То же самое касается бензина. У нас его цена – порядка 60 евроцентов. А в Европе – 1,6 евро. Доход – 1 евро. Даже и с учетом дополнительных расходов вроде логистики, таможни. И при этом внутри страны идет рост НДПИ, а вне страны снижаются экспортные пошлины».

Таким образом, всё это стимулирует частные нефтяные компании, использующие любую возможность, чтобы увеличить выручку, максимизировать экспорт.

Что делать

В этом контексте логичной выглядит идея «Роснефти» поставлять на переработку на российские НПЗ 17,5% всего добытого сырья, говорит Мухин: ведь это – весь объем внутреннего рынка. В случае реализации этого предложения исчезает риск возникновения дефицита дизельного топлива и бензина.

По словам, пресс-секретаря НК Михаила Леонтьева, «компания готова на радикальный революционный шаг: наше предложение обязать компании поставлять на переработку на российских НПЗ 17,5% всего добытого сырья, мы хотим дополнить обязательством реализовывать на бирже все полученные из этого объема нефтепродукты».

Впрочем, уточняет Леонтьев, это было бы возможным, «только если биржа готова квалифицировать своих участников, чтобы это были реальные розничные сети, а не оптовики, трейлеры, перекупщики, посредники».

«Мы бы не хотели, чтобы эти объемы забрали посредники и нажились на них», - пояснил Леонтьев.

Экономист Михаил Делягин полагает, что для коренного изменения ситуации никуда не деться от того, что необходимо будет отменять налоговый маневр и отвязывать ставку НДПИ от котировок нефти на глобальном рынке. «Почему цена на нефть внутри России должна зависеть от мирового рынка? Непонятно», - отметил он.

«Надо совсем отменить акцизы на бензин и дизельное топливо, — отметил в свою очередь Танкаев. — Бензиновый акциз в этом году принесет в бюджет 300 млрд рублей, дизельный – 150 млрд рублей. На фоне гигантского профицита бюджета это не те деньги, за которые правительству стоит бороться».

В свою очередь, Кричевский предложил сохранить ставки акцизов на уровне второго полугодия 2018 года и не поднимать их в ближайшие пару лет.

По его мнению, необходимо также ввести лицензирование экспорта бензина и дизельного топлива в зависимости от выполнения обязательств конкретными компаниями по их поставкам на российский рынок и установить минимально допустимый объем продаж для каждой из них.

Если же независимые компании будут уличены в нарушении правил справедливой торговли, например, в недоливе бензина в баки машин, то следует к ним применять санкции. Также, по словам Кричевского, можно было бы перенести уплату акциза со стоимости бензина на автозаправочные станции (АЗС). Таким образом, можно было исключить торговлю суррогатным топливом, идентифицировать производителя и повысить эффективность нефтепереработки.