29.10.2018 Источник

Все началось со спора между российской и латвийской фармацевтическими компаниями.

Латвийская фирма «Гриндекс» договорилась с российским «Фармстандартом» о торговле препаратом «Милдронат» на территории РФ.Соглашение между ними подразумевало и штрафные санкции в размере 5 млн евро, если одна из сторон нарушит договоренности. Компании договорились решать спорные вопросы в Международном коммерческом арбитражном суде (МКАС) при Торгово-промышленной палате.

Почти через два года фирмы поссорились, и «Фармстандарт» направил в МКАС иск, в котором потребовал от латвийских партнеров выплатить штраф. Арбитраж присудил «Фармстандарту» 3,7 млн евро.

Чуть позже со стороны российской компании последовал новый иск на 194 млн руб. «Фармстандарт» таким образом надеялся взыскать понесенные расходы на маркетинг. В «Гриндексе» заявили, что сумма уже была выплачена в рамках разрешения предыдущего спора. МКАС снова встал на стороны компании из РФ и взыскал в пользу «Фармстандарта» 52 млн руб.

Латвийская компания не стала исполнять постановления арбитража, зато обратилась в Верховный суд России, указав, указав при этом, что исполнение решения МКАС будет противоречить публичному порядку РФ, то есть основополагающим принципам российского права, которые, согласно сложившейся практике и расплывчатым толкованиям ВС, могут быть истолкованы судами, достаточно широко.

Именно это в итоге и произошло.

Верховный суд направил дело на новое рассмотрение и предписал Арбитражному суду Москвы исследовать доводы латвийской фирмы касательно возможности противоречия решений МКАС публичному порядку. Суд первой инстанции в итоге поддержал «Гриндекс», в частности установив, что при взыскании с этой компании 3,7 млн евро был нарушен принцип соразмерности, что и противоречило публичному порядку.

Таким образом, за три месяца Арбитражный суд Москвы отменил два решения МКАС, который, кстати говоря, является «преемником» работавшей аж с 1932 года Внешнеторговой арбитражной комиссии.

Сложившаяся ситуация прецедентна, причем скорее в негативном ключе, считает председатель правления Союза «Медико-фармацевтические проекты. XXI век» Захар Голант.

«Сейчас это произошло в отношении спора фармацевтических компаний. Но это решение суда само по себе имеет гораздо большее значение для порядка будущего разрешения споров всех компаний вообще, и каких бы то ни было отраслей», — заявил он в интервью «Газете.Ru».

По его мнению, отмена решений МКАС наложит отпечаток на взаимоотношения российских и иностранных компаний.

«Здесь есть сразу несколько общих проблем, — рассуждает Голант. — Во-первых, ставится под сомнение право компаний – любых коммерческих участников рынка – договариваться между собой по поводу порядка разрешения споров. То есть если Верховный суд заставляет пересмотреть дело по существу — и идет отказ в выдаче исполнительного листа по решению суда, которое уже состоялось – то это ставит под сомнение вообще возможность выбора третейских судов, как способа решения споров между компаниями».

«Если раньше компании могли договариваться заранее о способе решения споров, то теперь возможность решения споров третейским судом дискредитируется, — констатирует он. — Какая разница, что решил третейский суд, если его решение не вступило в законную силу?».

«Во-вторых, ставится под удар авторитет МКАС в России, то есть таким образом подается сигнал, что международный арбитраж в нашей стране не в состоянии решить спор между компаниями. Это в свою очередь создает риски для компаний, которые в будущем решат прибегнуть в качестве арбитра к услугам МКАС, — отмечает Голант. — В данном случае «Гриндекс» и «Фармстандарт», скорее всего, будут решать спор в латвийском арбитраже, что является еще более негативным следствием отмены решения МКАС в РФ».

Получается, что Верховный суд дискредитировал полномочия МКАС в России, подчеркивает эксперт.

«Это может привести к тому, что все российские и иностранные компании, работающие у нас, особенно занимающиеся экспортно-импортными операциями, по обоюдному согласию будут договариваться решать споры в судах других стран, будь то, например, Гонконг, Сингапур или другая страна. Причем, это может быть даже инициативой со стороны российской компании», — отмечает он.

«Я не знаю такой практики в других странах, чтобы после рассмотрения дела в коммерческом арбитраже было необходимо получать исполнительный лист в государственном суде. Насколько я знаю, это есть только в России. Это ущемляет права и все судебные процедуры коммерческого арбитража», — говорит Голант.

Критикует он и практику широкого толкования публичного порядка, на основании которого и были пересмотрены спорты между «Фармстандартом» и «Гриндексом».

«Ведь на основании нарушения публичного порядка и требуется пересмотреть дело. Какое это отношение имеет к отказу в выдаче исполнительного листа? Никто из юристов, с которыми я общался по этому делу – они не понимают. Нарушение же принципа соразмерности (именно об этом говорилось в неблагоприятном для «Фармстандарта» решении Арбитражного суда Москвы. — «Газета.Ru») – чисто коммерческий вопрос. Непонятно, на каком основании суд вмешивается в размер выплаты, который четко определен экспертами именно в данной отрасли, которых всегда привлекает МКАС», — задается вопросом эксперт.

Голант уверен, что МКАС является объективным арбитром и сам заинтересован в правильном решении споров, а поэтому для решения каждого отдельного дела он привлекает уважаемых и квалифицированных экспертов именно в данной отрасли – будь то, строительство, IT или фармацевтика.

«Таким образом МКАС имеет возможность лучше решать все отраслевые споры, чем суды общей юрисдикции.

В этом свете возникает вопрос – входит ли в компетенцию Верховного суда определение того, является ли достаточной или недостаточной назначенная МКАС сумма разрешения спора? Вправе ли Верховный суд устанавливать, чему эта сумма соразмерна и адекватна? И – тем более — как на этом основании создавать такой тяжелейший прецедент? И даже если эта сумма кажется Верховному суду несоответствующей чему-либо, то в любом случае это не стоит дискредитации авторитета МКАС в России», — заключает Голант.