01.10.2018 Источник

Ещё несколько лет назад считалось, что Сбербанк уже не спасти; он был глубоко пронизан коррупцией, и это с учетом и без того невысоких российских стандартов транспарентности, отмечает издание. «Десятью годами позже даже критики Кремля высоко оценивают реформаторские усилия банка», — пишет FT, которую трудно заподозрить в излишней любви к России.

Именно благодаря главе Сбербанка Герману Грефу, который применяет современные технологии и западные управленческие инструменты, банк (а вместе с ним и Россия) интегрируются в мировую экономическую систему, отмечает Financial Times.

Герман Греф — локомотив в совершенствовании технологий Сбербанка, говорит начальник аналитического департамента УК «БКС Сбережения» Сергей Суверов: «Он очень много внимания уделяет именно развитию технологий, поэтому успехи Сбербанка во многом связаны с его личностью».

Несмотря на то, что Сбербанк еще со времен советской монополии имеет определенные преимущества, качество уже начатых Грефом реформ проявило себя в ситуации, когда против России были введены дискриминационные меры, в результате чего многие российские банки остались без доступа к западным рынкам капитала.

Несмотря на препятствия, Сбербанк завершил с рекордной прибылью четыре из шести последних кварталов.

«В прошлом году Сбербанк обновил ещё один рекорд, получив 749 млрд. рублей прибыли, что составило львиную долю всей прибыли находящегося в руках государства банковского сектора страны», — отмечает издание.

Сбербанк является одним из основных драйверов изменений в российской экономике, и благодаря ему Россия продолжает технологическое перевооружение и строительство эффективной высокопроизводительной цифровой экономики, делает вывод газета.

Возглавляет усилия Сбербанка по созданию небанковской экосистемы, которая позволила бы ему диверсифицировать деятельность в различных секторах — от медицинских сервисов до кибербезопасности, бывший менеджер американского ритейлера Walmart Лев Хасис. В его же компетенцию входит и наблюдение за развитием совместного с Яндексом центра электронной коммерции, которое Герман Греф назвал «русским Амазоном».

Если у России и получится слезть с нефтегазовой иглы, перенастроив свою экономику с ресурсной на технологичную, то это произойдет благодаря таким компаниям, как Сбербанк, отмечает FT: «Греф заявляет, что модель развития Сбербанка позволяет России уйти от нефтегазовой зависимости. «Если произойдут структурные реформы и повысится экономический рост, мы сможем добиться ещё более значимых результатов, – говорит он».

«Сейчас в рамках государственной политики поставлена задача увеличить экспорт продукции не сырьевых компаний, в частности технологических компаний, и Сбербанк через свою кредитную политику может повлиять на процессы в экономике, в том числе на снижение зависимости от нефтегазового сектора, — говорит Суверов. — Таким образом, Сбербанк может более активно кредитовать — посредством льгот или спецпрограммы — несырьевые предприятия. У него есть для этого возможности».

Усилия Сбербанка пользуются поддержкой в Кремле, и не только потому, что президент Путин знаком с Германом Грефом с 1900-х годов.

«Наблюдатели считают, что новый проект Кремля с бюджетом в 2,8 трлн рублей по реализации «цифровой экономики» свидетельствует о том, что модель развития Сбербанка наконец-то оценили по достоинству», — отмечает газета.

Примечательно, что именно Financial Times – газета, определяющая мышление бизнеса на Западе, - высоко оценила усилия по реформированию Сбербанка.

«Я думаю, что западным специалистам нравится хорошая динамика Сбербанка: его прибыль устойчиво растет. Он также подает пример другим банкам с точки зрения IT и продвинутых технологических решений. Компания уделяет большое внимание технологиям. То есть из «слона в посудной лавке», каким Сбербанк был еще 10 лет назад, он стал вполне цивилизованным банком с продвинутыми технологиями. Плюс он является крупнейшим банком в стране и действительно во многих сегментах рынка является монополистом, поэтому западные журналисты называют его лидером экономики», - говорит Суверов.