12.09.2018 Источник

Равновесный курс рубля находится сейчас на отметке около 50 рублей за доллар, заявил министр экономического развития Максим Орешкин на Восточном экономическом форуме (ВЭФ). Таков реальный курс российской валюты при текущей цене нефти марки Brent 78 долларов за баррель и при условии отсутствия покупок валюты для Минфина, цитируют его «РИА Новости».

По словам главы Минэкономики, ослабление рубля происходит из-за краткосрочного оттока капитала из России, который связан «и с глобальной ситуацией, и с санкционными историями». Ситуация поменяется, когда отток прекратится, считает министр.

В понедельник 10 сентября рубль торговался на минимумах с марта 2016 года — доллар пересек отметку в 70 рублей, евро — в 81 рубль. По итогам торгов на Московской бирже 11 сентября рубль смог укрепиться. Так, доллар на закрытии торгов стоил 69,41 руб. против 70,16 на открытии, евро — 80,6 руб. против 81,59 соответственно.

«И если посмотреть вчерашний день, то рубль начал серьезно укрепляться, несмотря на то что на глобальных рынках развивающиеся валюты чувствовали себя стабильно», — сказал Орешкин.

12 сентября на Мосбирже доллар торгуется по 69,63 руб., евро — 80,54 руб.

Прогнозировать, что будет происходить с рублем через день-два, очень сложно — на плавающий курс влияет множество факторов, подчеркнул Орешкин. В то время как менять среднесрочный и долгосрочный прогнозы министерства (63-64 рубля за доллар) причин нет, отмечал глава ведомства вчера.

«Платежный баланс у нас сильный, бюджетный баланс — около одного процента ВВП профицит, внешний долг — умеренный», — сказал министр, добавив, что у России по сравнению с некоторыми развивающимися странами есть достаточный запас прочности.

Когда рубль укрепится

Во вторник Орешкин и вовсе посоветовал продавать доллары и покупать рубли. Сейчас идет «отклонение (рубля) от фундаментального курса», но ситуация может поменяться, поэтому экономическое ведомство по-прежнему сохраняет прогноз на конец года 63,9 рубля за доллар.

«Когда все хорошо и все уверены в чем-то, означает наоборот, что у этого актива перспектив немного. Поэтому сейчас мы отклонились, все находятся в некотором нервозном состоянии на рынке.

Это все транслируется в те значения, которые мы видим, но по мере того, как ситуация дойдет до определенного пика и начнет разворачиваться, мы увидим такое же быстрое движение и назад», — сказал Орешкин.

Эти «вербальные интервенции» произвели сильное впечатление на национальную валюту, которая 11 сентября показала укрепление, полагает аналитик ГК «ИнстаФорекс» Игорь Ковалев. «Своей реакцией «россиянин» показал, что все же способен давать реакцию на позитивные сигналы, даже в условиях девальвации», — сказал он.

«Еще одним мощным фактором поддержки послужило нефтяное ралли. Котировки Brent резко рванули в направлении отметки 80 долл. за баррель, отметив сегодня утром максимумы на 79,64 долл.. Вклад в покупки внесли опасения усиления ураганов, масштабное сокращение запасов в США (-8,6 млн баррелей) и отказ ряда стран покупать иранскую нефть», — отметил Ковалев.

Впрочем, о развороте курса рубля говорить пока не приходится. Вышеуказанные локальные факторы будут быстро отыграны, тогда как «общая картина не претерпела значимых изменений», отметил Ковалев. Однако угроза новых американский антироссийских санкций остается — «достаточно полноценного возобновления бегства от рисков или коррекции котировок нефти, чтобы вернуть доллар выше 70 руб».

В Минфине рассчитывают, что ослабление рубля завершится до конца 2018 года. «Это редко бывает длительный период. До конца года, скорее всего»»,— цитирует «РИА Новости» замминистра финансов Владимира Колычева. Он связывает падение нацвалюты с оттоком капитала из России.

Инфляция вырастет

Вместе с тем текущий курс рубля — удар по инфляции, признал Орешкин. Сохранение курса рубля на текущем уровне приведет к ускорению инфляции в 2018 году выше прогнозных 3,4%, сказал министр.

«Годовая оценка очень серьезно будет зависеть от динамики валютного курса. Сохранение его на уровне, близком к текущему, будет означать, что (инфляция. — ред.) будет выше, чем те 3,4%, которые у нас стоят в прогнозе.

Соответственно, быстрая коррекция на валютном рынке будет означать, что и на 3,4% можем выйти. Пока, если смотреть на месячные данные, в том числе и по августу, больших сюрпризов там нет», - сказал министр.

В текущей ситуации нет потребности вводить обязательную продажу валютной выручки, считает Орешкин. Министерство финансов придерживается такого же мнения и не видит необходимости «каких-то экстраординарных вмешательств» из-за ситуации с падением рубля, сказал во вторник 11 сентября глава ведомства и первый вице-премьер Антон Силуанов.

ВВП: курс на замедление

Возросшая неопределенность и рост волатильности на финансовых рынках окажут влияние и на рост российской экономики. Глава МЭР сомневается в том, что рост ВВП России в третьем-четвертом кварталах 2018 года превысит 1,9%.

«Мы особенно ждем в первом квартале следующего года замедления. Но тоже каких-то больших положительных сюрпризов от III-IV кварталов не ждем. Это связано с возросшей неопределенностью, с ростом волатильности на финансовых рынках. Все это, конечно же, не тот фон, при котором рост может очень серьезно ускориться. Вряд ли будет выше 1,9%», — сказал министр (цитата по ТАСС).

В первом квартале 2019 года МЭР ожидает серьезного замедления роста экономики РФ — до 1% или ниже. Замедление будет связано с эффектом от повышения НДС, который будет носить разовый негативный характер, сказал министр. По данным Росстата, в первом полугодии этого года ВВП России вырос на 1,7%, во втором квартале — на 1,9%.

Угроза новых санкций в отношении России усиливает напряженность. Однако, по словам Орешкина, ограничения в отношении госдолга не смогут кардинально повлиять на экономику РФ, если Минфин найдет способ обеспечить программу заимствований. Сам

Минэк сейчас в непубличном режиме разрабатывает стресс-сценарий на случай введения США санкций на российский госдолг и банки, рассказал Орешкин.

Министерство не меняет среднесрочные прогнозы по курсу рубля, но признает что в ближайшее время повышенная волатильности на российском валютном рынке сохранится.

«То, что мы видим сейчас, и где есть локальный негатив — это та волатильность, которая приходит к нам извне, приходит с развивающихся экономик. Связана она частично, конечно, и с санкционными историями. Все это добавляет волатильности в нашу экономику», — пояснил Орешкин.