22.08.2018 Источник

22 августа 1938 года Лаврентий Берия стал первым заместителем народного комиссара внутренних дел СССР Николая Ежова. Это назначение — первый шаг к посту наркома, а затем и министра внутренних дел СССР. А вскоре после смерти Сталина — арест. Расстрелянный за шпионаж, Берия остается исторической личностью, покрытой тайнами и домыслами.

Бедное детство

Лаврентий Берия родился в бедной семье в горном селе Мерхеули Кутаисской губернии (Абхазия). Его мама по некоторым данным приходилась дальней родственницей князьям Дадиани, владевшим Мегрелией в Западной Грузии, но это не спасло ее от бедности. Оставшись вдовой с тремя детьми на руках, вышла замуж за Павла Берию. Из-за нищеты попечение о старших детях взял на себя брат Марты, которая родила во втором браке троих детей, в том числе Лаврентия.

В книге Елены Прудниковой «Берия, последний рыцарь Сталина» приводятся воспоминания о детстве жены Лаврентия Берии Нины, хорошо иллюстрирующие бедность в Грузии начала XX века: «… деревянный дом из трех комнат, под крышей которого постоянно стояли деревянные чаны на случай дождя. Не было рабочего скота, не было коровы и даже домашней птицы… мясо или кружку молока я видела только в большие праздники». Основной едой была кукуруза, которые бедные крестьяне выращивали на маленьком клочке земли.

Марта Берия отдала сына в Сухумское высшее начальное городское училище, вероятно, надеясь на лучшее для него будущее. Сын Лаврентия Серго Берия писал, что деду пришлось продать полдома ради учебы ребенка в Сухуми. Несмотря на то, что обучение в училище было бесплатным, требовались средства на содержание. Марта поселилась с сыном, зарабатывала шитьем, и больше в деревню не возвращалась.

Лаврентий Берия рано начала работать. В училище писал для неграмотных письма и прошения, позже подрабатывал в нефтяной компании Нобеля. В 1915 он поступил в механико-строительное училище Баку. Чем зарабатывало на жизнь его семейство неизвестно.

Графа в анкете «Имущественное положение до революции: ничего не имел и не имею» хорошо описывает материальное положение Берии, отмечает Прудникова.

Богатства «лубянского маршала»

Берия прошел путь от члена нелегального марксистского кружка в училище до должности первого секретаря ЦК КП(б) Грузии и Закавказского крайкома, а затем и на высшем уровне от народного комиссара внутренних дел СССР до первого зампреда совета министров и претендента на власть после смерти Сталина.

Получивший прозвище «палач», Берия связан с организацией репрессий и расстрелов. При этом свою деятельность на посту наркома Берия начал с амнистии 2000 человек. До войны создал разветвленную сеть внешней разведки, курировал оборонную промышленность и работу по созданию атомной бомбы в СССР. На его счету немало реформ, однако чаще всего его имя связывают именно с репрессиями и его арестом и расстрелом. Никита Хрущев в июне 1953 обвинил Берию в шпионаже в пользу Великобритании в 20-х годах. Затем его также обвинили в стремлении восстановить господство буржуазии, в моральном разложении и злоупотреблении властью. 23 декабря 1953 года Берию расстреляли. Он и по сей день — одна из самых мифологизированных фигур в российской истории.

Конечно, на высоких постах государства дни бедности Берии были сочтены, однако, как утверждает историк Борис Соколов, ни большого богатства, ни роскошных дворцов нарком не нажил. «Хотя по мелочи порой и грешил.

Например, в 1947 году, зная, как заместитель председателя Совета Министров о предстоящей денежной реформе, Лаврентий Павлович все свои сбережения в размере 40 тысяч рублей заблаговременно поместил в сберкассу, чтобы избежать конфискационной переоценки.

Кстати, по тем временам, 40 тысяч — сумма небольшая. Ее едва хватило бы на приобретение малолитражного автомобиля», — пишет Соколов в своей книге «Берия: судьба всесильного наркома».

Еще до этого, на работе в Грузии, в 1935 или 1936 году Берия перевез семью из тбилисской квартиры в просторный дом на улице Мачабели, пишет биограф Эми Найт в книге «Берия: первый помощник Сталина». В его распоряжении также была вилла в Гаграх, находившаяся в окружении сада и виноградников.

К моменту ареста материальное положение Берии упрочилось: у него изъяли сберегательных вкладов на сумму 363 тысячи рублей. «Но легальное происхождение этих денег не вызывает сомнений.

В качестве заместителя Предсовмина Берия имел ежемесячно зарплату в 8 тысяч рублей и не облагаемую налогом дотацию в 20 тысяч рублей», — указывает Соколов.

Берия стал заместителем председателя совета министров СССР в марте 1946 года. В те годы черный хлеб можно было купить за 3 рубля, десяток яиц — за 12 рублей, пару обуви — за 200 рублей. Известно, что с 1947 года зарплата Сталина составляла 10 тысяч рублей, из них 300 рублей каждый месяц шли на партийный взнос.

В 1949 году и в начале 50-х годов за руководство атомным и водородным проектом Берия был удостоен двух Сталинских премий в 150 и 100 тысяч рублей. В послевоенный период существовала практика выдачи дополнительных зарплат в конвертах, однако о них в биографии Берии информации нет.

Лаврентию Берии приписывали связь с многочисленными любовницами. Начальник охраны Берии полковник Рафаэль Саркисов привозил девушек в особняк Берии на лимузине, о чем сам потом и рассказывал. Некоторые из них рассказывали о дорогих подарках от Берии. Английская газета The Daily Telegraph в 2004 году опубликовала очерк о Нине Алексеевой, которая называла себя возлюбленной наркома.

«Он пытался ухаживать за мной, дарил подарки. Он подарил мне огромную коробку французских духов в форме сердца. Кормил меня фаршированными куропатками», — рассказывала Алексеева, вспоминая и правительственный лимузин, который забирал ее из дома.

Воспоминания сына

Сын Лаврентия Берии и Нино Гегечкори Серго вспоминал в книге об отце, что на Западе ему приписывали несметные богатства. Английский историк Саймон Себаг-Монтефиоре в книге «Красный монарх: Сталин и война» писал, что Лаврентий Берия вел роскошную жизнь, имел огромную дачу из стекла и камня с многочисленной охраной. В британском фильме 1983 года про Сталина с таким же названием «Красный монарх» Берия предстает богатым человеком, наслаждающемся шикарной жизнью по западному образцу. Однако Серго Берия опровергал такое изображение отца.

«Костюмы из Лондона, Рима и еще откуда — это и вовсе смешно. Обратите внимание: на всех снимках отец запечатлен в на редкость мешковатых костюмах. Шил их портной по фамилии Фурман. О других мне слышать не приходилось. По-моему, отец просто не обращал внимания на такие вещи. Характер жизни был совершенно иной, нежели сегодня. Назовите это ханжеством, как хотите, но жить в роскоши у руководителей государства тогда не было принято. В нашей семье, по крайней мере, стремления к роскоши не было никогда», — писал он.

Была у семьи дача из пяти комнат, включая столовую и комнату, в которой стоял бильярд. Но принадлежала она не отцу, а государству, вспоминал Серго. Когда семья переехала из Тбилиси в Москву, Лаврентий Берия получил квартиру в правительственном доме, где жили наркомы, крупные военные, члены ЦК.

«Как-то в нашу квартиру заглянул Сталин: «Нечего в муравейнике жить, переезжайте в Кремль!» Мама не захотела. «Ладно, — сказал Сталин, — как хотите. Тогда распоряжусь, пусть какой-то особняк подберут», — писал Серго Берия.

После приезда Сталина семья жила в доме в районе села Ильинское по Рублевскому шоссе, затем переселилась на дачу по соседству с Кагановичем и Орджоникидзе. Вся эта недвижимость принадлежала государству.

Самый известный дом Берии — на Малой Никитской. В этом одноэтажном особняке дореволюционной постройки три комнаты занимали родители, две — семья Серго.

«А «паккард» (американская марка престижных легковых автомобилей. — Газета.Ru) действительно был, как у всех членов Политбюро. Закупили их тогда, кажется, десятка полтора. Один из них выделили отцу, но в отличие от Сталина, Молотова, Ворошилова и других отец на нем не ездил. Это была бронированная машина. Отец же пользовался обычной», — говорится в книге.

Серго писал, что существовала специальная служба, которая привозила продукты. А пышных застолий никогда не было: «Ни коньяка, ни водки. Но всегда хорошее грузинское вино». Родители слушали пластинки с записями классической музыки, отец читал историческую литература и труды экономистов, а о богатствах семья не думала, рассказывал Серго. «Просто в те годы, повторяю, не принято было жить в роскоши», — писал сын Берии.