29.07.2018 Источник

В течение всего десяти дней был был принят и одобрен пакет законов о создании специальных административных районов (САР) на островах Русский в Приморье и Октябрьский в Калининграде. Законопроект был принят в рекордные сроки: в первом чтении: в первом чтении — 18 июля, во втором – 25 июля, а в третьем — 26 июля. В субботу, 28 июля, Совет Федерации его утвердил, хотя ранее депутаты предполагали перенести рассмотрение документа на осень.

При этом принятая в итоге редакция законопроекта удивила экспертов: во втором чтении в законопроекте появилась норма о том, что заявку на регистрацию в специальные зоны смогут подать только иностранные юрлица.

Таким образом, в САР решили не допускать российские юрлица.

По данным источника «Интерфакс», решение о недопуске в САР российских юрлиц было принято еще на совещании у президента в первой половине июля по настоянию экспертных управлений Кремля и Центробанка.

Перерегистрироваться в САР не смогут банки, некредитные финансовые организации, операторы платежных систем и другие поднадзорные Центробанку структуры.

Как пояснил «Газете.Ru» глава финансового комитета Госдумы Анатолий Аксаков, «надо посмотреть, как будет работать законопроект» и только потом можно будет дополнительно предусмотреть возможность для других юрлиц зарегистрироваться на этих территориях.

Если бы такая возможность осталась (возможность регистрации российским компаниям — «Газета.Ru»), то был бы открыт «ящик Пандоры»: бизнес из других российских регионов массово мигрировал бы в САР. Это создало бы риски с точки зрения валютного контроля, объясняет депутат.

Кого ждут в российских офшорах

При этом, согласно законопроекту, зарегистрироваться в специальных административных районах смогут компании при выполнении ряда условий. Они должны инвестировать в России от 50 млн руб. за полгода и быть зарегистрированными в странах, которые придерживаются правил группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF) или состоят в комитете экспертов Совета Европы по оценке антиотмывочных мер (Манивэл). Также это не могут быть вновь созданные компании: они должны быть созданы до 1 января 2018 года.

Взамен российские власти им пообещали низкие налоговые ставки и мягкий контроль. Так, доступ к информации о бенефициарах резидентов территорий смогут получить только управляющая компания, контролирующие органы и суды.

«Стандарты раскрытия информации будут минимальными – в полном соответствии с целями нового инструмента», — говорит председатель комитета по налогам и бюджету «Деловой России» Кирилл Никитин.

При этом бизнесу не придется платить налоги с прибыли от продажи активов и с полученных дивидендов, а с выплаченных дивидендов ставка составит всего 5%.

Также такие компании будут освобождены от валютного контроля: они смогут без ограничения проводить валютные операции.

Зачем России офшоры?

Внутренние офшоры создаются в России на фоне политического противостояния с западом. Российский бизнес гонят по всему миру, и наши власти придумывают, как вернуть его назад, а заодно и привлечь по возможности международные инвестиции в Россию. Последней такой инициативой российских властей была идея о создании офшора в Крыму, однако, поскольку статус резидента Крыма автоматически навлекает американские санкции на компанию, от идеи создания там специальной территории на полуострове отказались.

Нынешний закон преследует две цели, поясняет управляющий партнер УК «Право и Бизнес» Александр Пахомов. Во-первых, продемонстрировать инвестиционную привлекательность России, предложив налоговые льготы по налогу на дивиденды и налогу на прирост капитала. Кроме того, создать условия для перерегистрации компаний, которые попали или находятся под риском наложения санкций со стороны США и европейских государств. Хотя санкции с них никто не снимет, однако, учитывая гонения на офшоры по всему миру, они смогут перерегистрироваться на родине и продолжить экономить на налогах, поясняют эксперты.

Попавшие под американские санкции российские компании – En+, «Ренова» и «Русал» на вопрос «Газеты.Ru», интересно ли им будет зарегистрироваться в отечественных офшорах, не ответили.

Между тем UC Rusal Олега Дерипаски может стать резидентом специальных административных районов с особым налоговым и валютным режимом, рассказал ранее агентству «Интерфакс» источник в финансово-экономическом блоке правительства.

Как поясняет управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский, компания «Русал» числится в двух офшорах – на Кипре и Британском Виргинском острове Джерси. Так что теоретически эти компании вполне могут перегистрироваться в российском офшоре.

Международные инвесторы не придут

«Черными дырами» по выводу капитала российские офшоры не станут, надеются эксперты.

«Тот факт, например, что статус международной компании не могут получить финансовые организации и банки свидетельствует о том, что возможности по выводу капитала законом ограничены, что в принципе соответствует основной цели законопроекта — репатриации капитала и прав собственности под юрисдикцию российского права и налогового контроля», — поясняет Александр Пахомов.

В то же время со стандартными офшорами Россия не сможет потягаться по привлекательности.

Если представить, что российскими офшорами будут пользоваться иностранные бизнесы, то нам предстояло бы конкурировать с десятками юрисдикций. Перед многими у нас нет никаких преимуществ, говорит директор московского офиса компании в области анализа рисков Urus Advisory Алексей Панин.

«В этом случае инициатива так и останется в одном ряду с международным финансовым центром, который в свое время планировалось делать в Москве, но сейчас инициатива существует исключительно на бумаге», — считает он

Многомиллионные состояния инвесторов, зарегистрированы в офшорах, под защитой английского права и судебной системы с относительно высокой репутацией, и вряд ли владельцы бизнеса захотят доверять их судьбу судам Калининграда и острова Русский, при условии, что экономических выгод особо нет, отмечает Георгий Ващенко, начальник управления операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс».

Тем не менее Сергей Суверов, старший аналитик БКС, предполагает, что,

например, в Приморье могли бы зарегистрироваться японские компании, которые осуществляют деятельность в России.

Теоретически от создания офшоров могут выиграть бюджеты Приморского края и Калининграда. Как пояснил «Газете.Ru» Анатолий Аксаков, регистрация компаний на островах может принести в местные бюджеты несколько миллионов рублей в виде налогов. По словам председателя калининградского отделения «Деловой России» Георгия Дыханова, помимо прямого эффекта в виде налогов, создание специальных зон имеет также косвенный эффект: будет развиваться инфраструктура, бизнес-туризм, зарплаты управленцев, сопутствующие услуги могут также переводиться в эти регионы.

Впрочем, по мнению Кирилла Никитина, в целом для территорий и субъектов «эффект будет минимальным, поскольку разработчики думали явно не о них и никаких специальных условий, предполагающих инвестиции в территорию, офис, местных сотрудников» не предусмотрели.

Партнер «ФБК Право» Александр Ермоленко также считает, что эффект для бюджетов островов Русский и Октябрьский, хотя и будет, но минимальный. По его словам, в целом нет никаких расчетов, как и когда мы рассчитываем привлечь международных инвесторов в наши офшоры.

Это не первые инициативы по созданию такого рода зон в России, предыдущие не дали никакого ощутимого эффекта, и вряд ли эти дадут, отмечает он.