19.07.2018 Источник

Гражданская оборона

В последние годы российские экономика и бизнес в значительной степени попали в зависимость от внешних факторов – в первую очередь, от западных санкций. Устоявшиеся финансовые схемы показали свою ненадежность в изменившихся условиях, что потребовало от руководства страны разработки комплексных мер по решению возникших проблем. Теперь процесс под условным названием «дедолларизация» превратился из громких лозунгов в необходимость. Вместе с тем, российская финансовая система настолько включена в мировую, что полностью «отключить» ее оказывается невозможным – это, в частности, признал Минфин США, оценивая возможность эмбарго на покупку российского суверенного долга.

«В условиях санкций и в условиях, когда многие транзакции идут не столько в долларах, сколько через американскую финансовую систему, даже опосредованно, оказываются в зоне риска. С этой точки зрения нужна не столько дедолларизация, сколько создание альтернатив, чтобы какие-то санкционные действия с американской стороны (или совместно с европейцами, что встречается реже) не имели негативных последствий», — полагает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

Власти различных уровней уже прорабатывают варианты защиты российской экономики от политических проблем и влияния извне, которые, к тому же, должны дать ей толчок для роста. В распоряжении «Коммерсанта» оказался правительственный план мероприятий по снижению влияния иностранных санкций на экономику России. Документ состоит из 17 пунктов, которые, в частности, предполагают разработку к августу 2018 года плана по снижению использования доллара во внешнеторговых сделках в пользу расчетов «преимущественно в национальных валютах». Кроме того, в ближайшее время предполагается обеспечить в РФ свободный оборот ценных бумаг компаний, оказавшихся под санкциями – то есть, фактически, защитить их от внешних воздействий.

По мнению Табаха, безопасность российской экономики и бизнеса можно гарантировать при помощи комплексного подхода.

«Перспективные направления в этом случае следующие: во-первых, создание или подключение к альтернативным системам платежей, во-вторых, создание национальной платежной системы (плохо или хорошо, но карта «Мир» работает), в-третьих, это расчеты по ценным бумагам, чтобы не было тех проблем, которые в апреле возникли с расчетами по облигациям санкционных компаний. Последняя проблема решается отчасти с использованием инфраструктуры Московской биржи, отчасти – поиском международных альтернатив. То есть речь идет именно о создании альтернатив, диверсификации. Никто не говорит, что не нужно пользоваться более традиционными методами, просто необходимо сделать угрозу их отключения менее рискованной», — подчеркивает экономист.

Российские офшоры

Еще одной инициативой является создание российских аналогов офшоров – законопроект о формировании специальных административных районов был в первом чтении принят Госдумой 18 июля.

Особые зоны, у резидентов которых будет возможность платить нулевой налог, планируется разметить на острове Русский в Приморском крае и острове Октябрьский в Калининградской области. «Это будет способствовать развитию стратегически важных для страны регионов. По примерным подсчетам экспертов приток инвестиций может составить более 1 млрд долларов», — говорил член комитета по государственному строительству и законодательству Госдумы Виктор Пинский.

Аналогичное предложение во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным выдвигал глава ВТБ Андрей Костин. «Наши предложения связаны с тем, что российским предприятиям нужно перерегистрироваться в России. Мы видим на примере наших коллег, которые попали под санкции, насколько плох для них тот факт, что сами компании зарегистрированы за рубежом, это тотальная потеря управляемости сразу после введения санкций. Поэтому, мне кажется, сейчас рассматривается инициатива, в том числе, о создании особых зон в России, в Калининграде, на острове Русский, с особым налоговым и бюрократическим режимами», — рассказал он позже в эфире телеканала «Россия 24».

Рубль — плюс, доллар — минус

Андрей Костин полагает, что сокращение доли долларов в расчетах и экономике России в целом окажет благотворное влияние на развитие собственного рынка. «Если, допустим, мы создадим свои деривативы и будем хеджировать риски по целому инструменту в рамках российского рынка, это очень хорошо будет, так же как и расчеты. А с другой стороны, нас заставляет жизнь, потому что последние санкции затронули наши ведущие предприятия, такие как «Русал», «Ренова», это, безусловно, показывает нам, что нам нужно быть осторожнее», — отметил глава ВТБ.

Идею о снижении зависимости от долларов считают положительной и эксперты, опрошенные «Газетой.Ru».

«Мы смотрим на дедолларизацию экономики с точки зрения анализа – как на суверенном уровне, так и для банковской системы, потому что большая зависимость от вкладов и кредитов в иностранной валюте может сказываться на способности монетарных властей проводить осознанную монетарную политику. Есть совершенно разные подходы к тому, что делается в этом смысле в мире – есть страны, которые вступают в валютные союзы или используют чужую валюту для расчетов, есть страны, которые в значительной степени используют чужую валюту не по какому-то осознанному решению, а просто потому, что так складывается экономически. Но в целом, чем меньше вы зависите от нее, тем более независимо можно проводить собственную монетарную политику. А дальше уже вопрос качества этой политики», — говорит старший директор финансовых институтов SP Global Ratings Борис Копейкин.

Доцент кафедры «Регулирование деятельности финансовых институтов» факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Твердохлеб отмечает — процесс отказа от долларов наблюдается в последние годы не только в России, но и в других странах мира.

«На фоне стабилизации отечественной экономики, наметившихся тенденций ее роста и расширения объема внешнеторговых операций, хозяйствующие субъекты ищут более стабильные и надежные платежные средства. Никто не хочет терять доходы из-за колебаний курса расчетной денежной единицы! В этих условиях совершенно оправданным выглядит постепенное замещение доллара в международных расчетах другими денежными единицами, в том числе переход на расчеты по экспортно-импортным контрактам в рублях РФ. Сегодня уже с некоторыми странами мы производим взаимные расчеты в рублях. Думаю, в дальнейшем данный процесс будет только расширяться. Предпосылок для этого становится все больше», — полагает эксперт.

ЦБ в игре

Россия постепенно снижает долю вложений в американские казначейские облигации. На март у РФ было облигаций на $96,1 млрд, но уже в апреле осталось только $48,7 млрд, а майский показатель и вовсе оказался минимальным за 11 лет — $14,9 млрд. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина ранее отмечала, что Москва учитывает геополитические факторы при размещении своих резервов.

«Я думаю, Центральный банк на это тоже реагирует, потому что Центральный банк часто критикуют за то, что они деньги держат за границей. Я думаю, что это правильно отчасти. Все это делают, но, конечно, как-то надо распределить, минимизировать риски... Я думаю, что, наверное, Центробанк и Министерство финансов учитывают это в своей политике», — говорил Костин.

Табах, однако, не вполне разделяет его мнение. «Сейчас упало количество долларовых вложений в облигации американского казначейства, но, скорее всего, это не значит, что эти бумаги продали. Скорее всего, они закуплены для российского ЦБ и находятся в наиболее надежных банках в других юрисдикциях. То есть, условно говоря, из одной тумбы переложили деньги в другую. Понятно, что доля долларов в ЗВР будет достаточно большой просто потому, что у нас такая структура экономики», — считает эксперт.

Разговоры относительно отказа от использования американских долларов идут давно, в качестве направлений реализации данной задачи озвучивались переход к расчетам преимущественно в национальной валюте, диверсификация активов, использование альтернативных резервных валют, вспоминает руководитель рейтинговой службы НРА Татьяна Ковалева. «К сожалению, на сегодняшний день Россия вряд ли готова к полному отказу от доллара, однако в текущих геополитических условиях достаточно важно принятие ограничительных мер. Возможный вариант - введение ограничения на участие доллара в формировании валютных резервов РФ», — полагает Ковалева.

Тем не менее о полном отказе от доллара речи не идет. «Полный отказ от использования долларовых инструментов может выйти «себе дороже», поскольку будет сопровождаться издержками, связанными с компенсацией за неудобства партнеров и конвертацией валюты в связи с отказом от долларовых расчетов, которые с большой долей вероятности будут переложены на российский бюджет, банки и корпорации», — резюмирует Ковалева.

Аналогичной позиции придерживается и Антон Табах. «Призывы торговать за рубли и создавать инфраструктуру – это благое дело. Например, торговать на российских биржах за рубли экспортными сырьевыми товарами. Но при этом понятно, что все равно цена будет определяться перемножением мировых цен на курс с определенной поправкой. Поэтому это не более чем расширение инструментария, и, скорее всего, особенно популярным этот инструментарий не будет – для этого нужно делать рубль значительно более стабильной и качественной валютой. ЦБ работает в этом направлении, но эти изменения происходят не за годы, а за десятилетия», — поясняет эксперт.