04.07.2018 Источник

Ведущие аналитики Bank of America полагают, что мир стоит на пороге нового глобального кризиса, а в ситуация в экономике складывается схожим образом с ситуацией 1998 года.

Так, по версии исследователей, которую приводит Bloomberg, на развивающиеся рынки сейчас давит сильный доллар, при этом на фоне оптимизма по поводу укрепления экономики США продолжается рост акций высокотехнологичных компаний.

«Устойчивый рост США, сглаживание кривой доходности, падение развивающихся рынков - все эхо 20 летней давности»,

— цитирует агентство ведущего инвестаналитика Bank of America Майкла Хартнетта.

Экономический коллапс конца 1990-х гг. начался в виде локального валютного кризиса, затем тревожные тенденции распространились на другие развивающиеся рынки, а кульминацией кризиса стал дефолт 1998 года в России. Основу валютного кризиса тогда, отмечают аналитики, заложило ужесточение монетарной политики 1990-х гг. и рост доллара на 25% за три года.

В Кремле к прогнозу американский аналитиков отнеслись довольно сдержано. «Я не знаю чем они руководствовались, поэтому я не стал бы вступать в какую-то дискуссию», — сказал журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

На уточняющий вопрос: означает ли это, что в России все будет хорошо, Песков ответил утвердительно: «Наверняка».

В России действительно есть ряд тревожных предпосылок: повышенный спрос нерезидентов на ОФЗ усиливает зависимость курса от их воли, увеличение кредитования при смягчении стандартов увеличивает токсичность, перекройка резервных фондов ставит вопрос об их будущем,поясняет директор аналитического департамента «Golden Hills — КапиталЪ АМ» Михаил Крылов.

Впрочем, управляющий директор «БКС Ультима» Олег Сафонов считает, что

российская экономика не выглядит уязвимой. Постепенное санкционное давление привело к снижению объема и реструктуризации внешних долгов, а накопленные резервы и высокие пока еще цены на энергоносители позволяют чувствовать себя относительно спокойно в обозримом будущем.

Хотя, по словам эксперта, усиление санкционного давления или существенное расширение дисбалансов в мировой финансовой системе, безусловно, не может не затронуть нашу экономику.

Ранее Всемирный банк в своем обзоре «Глобальные экономические перспективы» предупреждал, что после 2019 года ситуация в мировой экономике может оказаться очень тревожной. Как отмечалось в докладе, это связано с замедлением роста мировой экономики: если в 2017-2018 гг. мировой ВВП прибавлял порядка 3,1% в год, то уже к 2020-му году этот темп снизится до 2,9% в год, в первую очередь, из-за протекционистской политики.

«Протекционистская угроза сгущает тучи над экономическим ростом. Если эти угрозы выльются в торговые войны, то последствия могут быть разрушительными», — предупреждал исполняющий обязанности главного экономиста Всемирного банка Шантаянан Девараджан.

Так, в фазу серьезных взаимных ограничений уже перешли отношения между США и Китаем. В ответ на введение главой Белого дома Дональдом Трампом пошлин на экспорт стали и алюминия посредством ВТО встречные ограничения на американские товары вводят страны ЕС, Мексика, Канада, Россия и т. п. Обостряют ситуацию и санкционное давление на ряд государств, включая Россию и Венесуэлу, выход США из ядерной сделки с Тегераном и ожидаемая новая волна ограничений, в том числе в отношении иранской нефти.

В конце мая о надвигающемся кризисе предупреждал и финансист Джордж Сорос. «Все, что могло пойти не так, пошло не так», — считает Сорос. «То, что Европа находится в экзистенциальной опасности, больше не фигура речи, а суровая реальность», — уверен он. По словам миллиардера, Евросоюз столкнулся с тремя ключевыми проблемами: проблема с беженцами, территориальная дезинтеграция (выход Великобритании из ЕС) и политика жесткой экономии, вызванная финансовом кризисом, который «помешал экономическому развитию Европы».

Глава МВФ Кристин Лагард, выступая на недавнем Петербургском международном экономическом форуме, была более сдержана в оценке существующей ситуации, однако обратила внимание, что над мировой экономикой нависли три «тучи»: высокий уровень долговой нагрузки, которую накопили государства и компании (она уже превышает $162 трлн или 220% мирового ВВП), вероятность оттока капитала из развивающихся стран и третья, «самая темная туча» - «стремление некоторых сломать систему, которая руководила торговыми отношениями». Иными словам, тот самый протекционизм, которым прославился Трамп.

Пока макроэкономическая статистка в целом выглядит неплохо. МВФ прогнозирует рост в развитых странах в этом году на 2,5%, в следующем на 2,2%, в развивающихся - на 4,9% и 5,1% соответственно. В этом году мировая экономика, как ожидается, вырастет на 3,9%.

Bank of America выделяет ключевые сигналы для предстоящего спада, но не все они достигли критического уровня, отмечает Вадим Меркулов, старший аналитик ИК «Фридом Финанс». Например, спред между двух- и 10-летними казначейскими бумагами США еще не пересек нулевую отметку, которая знаменует начало спада. Данный индикатор находится на уровне 30,26. Более того, бум технологических компаний в 1998 году произошел слишком быстро: за пять лет NASDAQ взлетел на 335%, в то время как текущий рост высокотехнологичного индекса менее 150%. Долговой рынок сейчас находится в нисходящем тренде, но еще далек от уровня 1998 года. Стоит также отметить, что ключевая ставка ФРС в 1993-1994 годах составляла 3%, а в 1998 году — 5,5% против нынешних 1,75–2%. Стоимость денег перед кризисом была намного выше.

Если же посмотреть на данные Всемирного банка, то мировая экономика в последние 40 лет двигается по четкому циклу, в котором раз в 7–10 лет происходит резкое замедление темпов роста: 1975, 1982, 1991, 2001 и 2009 годы были точками кризиса, когда вместо 3-5% в год рост составлял 0,8%, 0,3%, 1,4%, 1,9% и минус 1,7% соответственно.