01.06.2018 Источник

«Газета.Ru» узнала, какие требования выставлены россиянам, у которых открыты счета в банках Кипра.

Сотрудники compliance-отделов в кипрских банках стали требовать с отдельных владельцев счетов объяснение причин транзакций за последние 15 лет (compliance-контролеры проверяют операции на соответствие требованиям законодательства — ред.).

При этом они ввели новую политику в отношении счетов нерезидентов и стали запрашивать объяснительные у граждан России по поводу переводов средств между своими счетами. Теперь каждый клиент кипрских банков по сути должен иметь compliance-историю транзакций.

Проблемы в кипрских банках могут затронуть около 150 000 квалифицированных счетов,

рассказали «Газете.Ru» в финансовой компании «Альпари».

Такие требования местные банки ввели после того, как в мае представители минфина США побывали с визитом на Кипре.

После этого Russian Commercial Bank (RCB Bank) заявил, что по итогам встреч представителей Казначейства США с кипрскими регуляторами до всех работающих на Кипре банков была доведена позиция о необходимости усиления контроля за происхождением средств клиентов и проводимых ими операций. 46,29% акций RCB принадлежит российскому ВТБ. Еще 49,9% владеет кипрская Crendaro Investments Limited, 3,81% — зарегистрированной на Кипре Mitavra Limited.

«Казначейство США стремится перекрыть каналы для криминальных денежных операций по всему миру, а также обеспечить режим выполнения американских санкций»,

— подчеркивали в RCB Bank, добавляя, что такие ужесточения касаются не только клиентов кипрских банков из России.

Как поясняли в банке, указание о закрытии счетов могут получить клиенты, которые не готовы соответствовать требованиям комплаенса. «Например, те, кто не готов предоставлять необходимые пояснения по характеру сделок своим контрагентам или свои налоговые декларации», — пояснили в банке.

Требования AML (англ. «аnti-money laundering» — идентификации и верификации всех клиентов, определения источников происхождения средств клиентов) и KYC (англ. «know your customer» — требование установить личность контрагента, прежде чем проводить финансовую операцию) одинаковы для всех кипрских банков без исключения. «RCB Bank строго выполняет как действующие, так и анонсированные регулятором дополнительные требования. Это приводит к тому, что многие потенциальные клиенты, в первую очередь не являющиеся резидентами Кипра, не могут открыть счета в банке или сталкиваются с необходимостью закрытия счетов», — говорилось в сообщении кредитной организации.

Кипр — излюбленное место для хранения средств россиян. Они переводили сюда средства по целому ряду причин: низкие налоги, стабильная валюта и смена гражданства в обмен на покупку недвижимости или предприятий.

В итоге многие россияне стали владельцами тех или иных активов на полуострове. Так, 9,27% акций Bank of Cyprus, кипрского Сбербанка, принадлежит миллиардеру Виктору Вексельбергу, попавшему под американские санкции.

Получить комментарии о том, как затронет ужесточение процедур проверки клиентов в кипрских банках бизнес Виктора Вексельберга, не удалось. Официальный представитель группы компаний «Ренова» Андрей Шорх заявил «Газете.Ru» о том, что «на подобные вопросы может ответить только сам банк, а не его акционеры». В свою очередь в Bank of Cyprus на запрос «Газеты.Ru» оперативно не ответили, переслав его для дальнейшего разбирательства в уполномоченный департамент.

Кипр не единственная страна, где теперь не рады российскому капиталу. После того как в Латвии побывали эмиссары минфина США, многие латвийские банки прекратили отношения с попавшими под санкции россиянами и российскими организациями.

«Некоторых российских бенефициаров латвийские банки попросили закрыть счет и перевести деньги компании в другой банк. У других просто блокировали деньги до выяснения истории их происхождения», — пояснял ранее «Газете.Ru» Александр Пахомов, управляющий партнер компании «УК Право и Бизнес».

Сейчас речь идет о незавуалированном требовании Казначейства США к Кипру следовать ограничениям в рамках исполнения американского закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций», говорит управляющий партнер HEADS Consulting Александр Базыкин.

«Для США давление на офшоры — это принципиальный момент, поскольку их наличие по факту делает их санкционную политику неэффективной, ведь даже в условиях начавшей работать весной этого года автоматической системы обмена налоговой информацией отслеживание передвижения капиталов и поиск конечных бенефициаров деятельности офшорных организаций остается крайне затруднительным», — говорит эксперт.

Более 70 стран подписали с Россией соглашение об обмене налоговой информацией. Однако именно США не присоединились к многостороннему соглашению, говорил ранее в интервью «Газете.Ru» глава финансового комитета Госдума Анатолий Аксаков.

«Хотя сами везде шумят, кричат, призывают, что надо бороться с отмыванием капиталов, полученных преступным путем, однако реальными действиями, к сожалению, не способствуют этому», — отмечал Аксаков в интервью.

По словам Базыкина,

власти Кипра сейчас по сути оказались между молотом и наковальней: с одной стороны, массовый исход российского капитала и вывод активов может привести к полномасштабному кризису в местной экономике, с другой — ссориться с США сейчас никто не хочет.

ВВП Кипра примерно на 60% формируется за счет банковского и финансового секторов, на долю туризма приходится всего 20%, отмечает он.

«Из 60% от 15 до 20% формируется за счет организаций, так или иначе связанных с российским капиталом. Если вспомнить 2012–2013 годы, когда на Кипре бушевал банковский кризис, то, по самым скромным подсчетам, на счетах местных банков лежало порядка 35 млрд евро, принадлежащих состоятельным россиянам, и примерно 37 млрд средств российских же компаний и банков. Когда на пике кризиса иностранный капитал с острова начал бежать, вопрос о поддержке Кипра решался на уровне российского правительства и во многом только благодаря тому, что российский капитал не дрогнул, Кипр тот кризис пережил. Поэтому исход российского капитала для экономики Кипра — это без преувеличений начало конца местной экономики», — говорит эксперт.

Пока что власти Кипра проявляют гораздо большую лояльность по отношению к банкам, обслуживающим россиян, чем власти Латвии, отмечает Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ. Например, в феврале этого года в Латвии началась «добровольная» ликвидация банка ABLV, активно работающего со средствами нерезидентов.

При этом аналитики ждут, что

минфин США придет с проверками и в другие популярные у россиян юрисдикции.

«Везде, где только можно каким-либо образом создавать препоны отдельным отечественным компаниям или лицам, находящимся в санкционных списках, используются все доступные способы», — говорит аналитик «Финам» Алексей Коренев.

Как пояснил «Газете.Ru» Аксаков, учитывая то, что сейчас происходит в мире, можно ожидать, что США могут прийти в любую европейскую страну и «ограничить ее суверенитет». Предсказать, какая юрисдикция будет следующей в этом списке, он не берется.

При этом эксперты не считают, что действия Латвии или Кипра заставят российский капитал вернуться на родину. «Вопрос возврата так называемых «российских средств» в российскую финансовую систему определяется прежде всего надежностью и удобством проведения этих операций внутри России», — говорит Константин Корищенко, доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела (ФФБД) РАНХиГС. Сейчас нельзя сказать, что эти условия удовлетворяют владельцев заграничных счетов, добавляет он.