11.04.2018 Источник

Не спасти нельзя

Правительство в очередной раз пообещало помощь «Русалу». «Это борьба не с конкретным представителем бизнеса, это борьба за рынки, борьба с крупнейшими поставщиками цветных металлов, которую развернули деловые круги США. Развернули ограничения, развязали торговую войну с Китаем, сейчас и к нам используют неконкурентные методы борьбы», — заявил 11 апреля премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая в Госдуме с отчетом о работе правительства. За дня дня до этого Медведев поручил вице-премьерам проработать конкретные меры поддержки пострадавшим от санкций компаниям.

Министр финансов Антон Силуанов в среду заявил, что правительство может помочь «Русалу» с краткосрочной ликвидностью через «Промсвязьбанк».

По словам министра, кабмин ведет переговоры с компаниями, попавшими под новые санкции США. «Мы взаимодействуем с компаниями, которые попали под санкции, безусловно, окажем им поддержку, будь то краткосрочная ликвидность или иные меры поддержки, которые в настоящее время прорабатываются», — заверил он.

«Мы должны сейчас позаботиться о стабильной работе предприятий, которыми владеет «Русал» и которые попали под санкции. Там все-таки около 170 тысяч работников. Государство, безусловно, должно это иметь в виду», — сказал министр. При этом Силунов дал понять, что

входить в капитал «Русала» государство не собирается, речи о покупке части капитала не ведется, однако власти рассматривают вариант закупки алюминия для госрезервов.

«Пока мы не планируем закупку в госрезервы алюминия или других каких-то металлов, за исключением золота», — сказал Силуанов журналистам, отвечая на вопрос о возможных покупках алюминия в госфонд.

«Русалу» дадут денег госбанков столько, сколько потребуется, уверен управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский.

Необходимо помнить, что в какой-то степени все это делается на деньги налогоплательщиков, но другого выхода нет: компанию со 170 тыс. сотрудников нельзя просто закрыть, тем более в текущей международной обстановке это выглядело бы как слабость позиции России, добавляет эксперт.

О том, что государство должно поддержать отечественные компании, попавшие под санкции, говорил в среду и спикер Госдумы Вячеслав Володин.

«Мы обязаны поддержать наши компании, наших производителей в условиях именно такого внешнего давления. Мы говорим о наших важнейших предприятиях. О жизни моногородов, где эти предприятия являются единственным местом работы, они обеспечивают фактически всю жизнь города. Речь идет о многотысячных трудовых коллективах, о зарплатах людей, об их семьях, их жизненных планах и благополучии», — сказал он.

Как стать изгоем»

В новый антироссийский санкционный список Олег Дерипаска и подконтрольные ему компании, включая второго по размеру в мире производителя алюминия «Русал», аккумулирующую энергетические и металлургические активы Еn+, группу «ГАЗ», холдинг «Базовый элемент», «Евросибэнерго», попали в минувшую пятницу, 6 апреля. Все они были включены в специальный список — SDN-лист, который накладывает ограничения на любое сотрудничество с ними американского бизнеса и граждан США. Кроме того, документом предусмотрены возможные вторичные санкции для нерезидентов США за сотрудничество с фигурантами данного списка.

Власти США предписали своим резидентам до 5 июня разорвать все операции и контракты с включенными в список компаниями, а до 7 мая — продать акции, долги и другое имущество «Русала», En+ и группы «ГАЗ». Под действие санкций также попал другой совладелец «Русала» Виктор Вексельберг и его группа «Ренова».

«Это первый случай попадания глобальной публичной компании в черный список. SDN — это плохие парни, которые наркотики перевозят, это Северная Корея, Иран, которые уже считаются изгоями. Чтобы крупнейшая в мире компания с листингом попала в SDN-лист — такого еще не было»,

— цитирует Reuters юриста международной юридической фирмы, пожелавшего остаться неназванным.

На фоне решения американского регулятора акции «Русала» и En+ начали снижаться еще 6 апреля. В понедельник обвал продолжился и на зарубежных площадках. Сам «Русал» предупредил инвесторов о возможности технического дефолта, чем усугубил падение котировок. За один день алюминиевый холдинг «подешевел» на Гонконгской бирже более чем на 50%, на Лондонской фондовой бирже стоимость депозитарных расписок на акции компании En+ упала на 25%, после чего биржа приостановила операции с этими бумагами. В России следом за «Русалом» пошли вниз котировки других компаний металлургического сектора, «утянув» за собой нефтегазовый сектор, Сбербанк и ряд других голубых фишек. Сам Дерипаска за сутки потерял пятую часть своего состояния.

Каждый новый день приносит алюминиевому гиганту новые потрясения. Так, во вторник Лондонская биржа металлов остановила работу с алюминием «Русала». Международный трейдер Glencore, владеющий 8,75% «Русала», заявил, что отказывается от конвертации доли в этой компании в расписки в En+, не уточнив своих дальнейших действий. Советы директоров «Русала» и En+ покидают иностранные представители.

11 апреля акции «Русала» на Мосбирже подешевели еще на 7,3%. Рейтинговые агентства Moody's и Fitch в среду отозвали кредитные рейтинги российской алюминиевой компании. Днем ранее провайдер фондовых индексов FTSE Russell сообщил, что с 13 апреля исключит акции «Русала» из двух индексов: Russell Global Index и Russell Emerging Markets Index.

Куда сбыть алюминий

Эксперты сходятся во мнении, что у «Русала» две главные проблемы: найти новые рынки сбыта своей продукции и рефинансировать долги, которые, по разным оценкам, у алюминиевого холдинга достигают 8,5-9 млрд долларов.

Сегодня любая помощь компании через «Просвязьбанк» или любой другой банк будет решать только краткосрочную задачу,

уверен доцент института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Эмиль Мартиросян.

»Минфин старается решить краткосрочную проблему, а в долгосрочном плане нужна новая модель рефинансирования. Российские это будут банки или нет, я думаю, пока на этот вопрос не ответит ни «Русал», ни Минфин», — сказал эксперт.

На конец 2017 года общий долг «Русала» составлял $8,4 млрд, из которого 92,5% было номинировано в долларах, говорит Жарский. Все эти обязательства необходимо будет перевести в другие валюты, чтобы не произошло дефолта — это опасно не только для самого «Русала», но и для его кредиторов, Сбербанка и ВТБ, которые не могут допустить дефолта по своему кредитному портфелю. Нужно перевести долги в другие валюты и примерно треть этой суммы дать в виде субсидий, пока будут налажены продажи и логистика на других рынках, ведь доля продаж на рынках США и Северной Америки в целом составляет как раз 10 и 20% соответственно.

Что касается рынков сбыта, то эта проблема становится для «Русала» все более актуальной.

Лондонская биржа металлов заявила, что с 17 апреля перестанет пускать на свои склады алюминий от «Русала». Ограничение не распространяется на металл, попавший на склады биржи до 6 апреля, однако источники Reuters говорят, что немногие компаний захотят держать продукцию «Русала». «Запасы на LME вырастут, потому что банки, которые держат металл «Русала», будут сокращать позиции в нем», — сказал источник в компании, торгующей сырьевыми товарами.

Трейдер Glencore уже объявил форс-мажорными условия по поставке по контрактам около 50 тыс. тонн алюминия из-за их возможного «русаловского» происхождения, сообщает Bloomberg со ссылкой на источники.

«Русалу» будет непросто найти покупателей»,

— уверен Оливер Ньюджент из ING в Амстердаме.

На «Русал» приходится около 6% мировых поставок алюминия. В 2017 году холдинг произвел 3,7 млн тонн алюминия. Основная доля поставок приходится на Европу — 42%, в страны Азии холдинг поставляет около 17% продукции, в России и СНГ реализует 24%, в США — около 10%.

Эксперты не исключают, что алюминиевый холдинг со временем сможет переориентировать поставки на другие рынки, в первую очередь на Китай и другие страны АТР.