04.04.2018 Источник

Кто хочет войну — тот ее получит

В $100 млрд суммарно оценивается импорт товаров, в отношении которых США и Китай грозятся ввести дополнительные импортные пошлины.

Администрация президента США Дональда Трампа 3 апреля опубликовала список из более 1300 китайских товаров, которые предлагается обложить 25-процентными пошлинами. В этот перечень попали лекарства, медицинское оборудование, бытовая техника, авиадвигатели, робототехника, светодиодные лампы, продукция ВПК и пр. – все это «тянет» примерно на $50 млрд в год.

В ответ госсовет КНР обнародовал свой список, который, правда, оказался в десять раз короче — всего 106 позиций. Но в него вошли такие стратегически важные товары как автомобили, продукция нефтехимии, бобы и самолеты. Суммарно «китайский список» также «стоит» около $50 млрд.

«Китай не хочет торговой войны, — заявил заместитель министра коммерции КНР Ван Шоувэнь. — В торговой войне не бывает победителей. Но мы не боимся этой войны. Если кто-то хочет воевать с нами, то мы будем там».

США является одним из крупнейших торговых партнеров Китая, однако КНР остается нетто-экспортером. Стоимость всей поставляемой Китаю продукции из Соединенных Штатов оценивается в 0,7% ВВП США, а стоимость китайского экспорта в Америку — более 3% ВВП КНР, обращает внимание гендиректор ИК «Харитонов Капитал» Максим Харитонов.

При этом США поставляет в Китай продукцию с высокой добавленной стоимостью — это технологии, машины, оборудование, двигатели, в обратную сторону идут в основном потребительские товары и химия.

В итоге, американцам заместить Китай в качестве поставщика легче, чем китайцам — США, полагает эксперт.

Если же посмотреть на положение компаний из США в долгосрочной перспективе, то для них тоже торговые войны не несут позитива, т.к. встречные пошлины привносят неопределенность в вопросы планирования политики компаний на международном рынке, отмечает ведущий аналитик ГК TeleTrade Артем Авинов.

Тут можно выделить не только гипотетическое снижение конкурентного качества продукции из США в условиях снижения конкуренции, но и вполне реальные иски против США в суды ВТО или встречные торговые пошлины, направленные уже против продукции из США, предупреждает эксперт.

С момента объявления о введении импортных пошлин до реализации этого намерения довольно долгий путь. Процесс может растянуться на полгода согласно американским процедурам, что оставляет время для достижения договоренностей между Китаем и США, обращает внимание Ален Сабитов, младший аналитик ИК «Фридом Финанс».

Американский регулятор дал время местным компаниям подготовить свои доводы по этому вопросу и наметил публичные слушания на май. После этого у администрации будет 180 дней на принятие решения. Власти КНР срок своих ответных мер напрямую увязывают с действиями США.

«Мы не находимся в состоянии торговой войны с Китаем. Эту войну много лет назад проиграли глупые или некомпетентные люди, представлявшие США», — написал в среду Трамп в своем Twitter.

Битва за металл

Раунд глобальной торговой войны администрация Дональда Трампа начала в начале марта этого года, когда было объявлено о намерении ввести 25-процентную пошлину на импортную сталь и 10-процентную на алюминий. Позже, Белый дом заявил, что ряд стран (Мексика, Канада, Австралия и др), а также Евросоюз, получат временное освобождение от пошлин.

Китай был одним из главных адресатов этих сборов, поскольку является мировым лидером по производству и экспорту стали, и порядка 10% данной продукции поставляет в США. Власти КНР выступили с резкой критикой действий американской стороны и пригрозила ответными мерами.

Но Дональд Трамп не собирался останавливаться, и 22 марта подписал меморандум «О борьбе с экономической агрессией Китая».

«Я отношусь к ним как к друзьям, я уважаю президента Си (председателя КНР Си Цзиньпина – «Газета.Ru»). У нас прекрасные отношения, Пекин помогает нам с КНДР, но у нас торговый дефицит», — сказал он.

По его оценке, внешнеторговый дисбаланс достигает $540 млрд. «Как ни смотри, это самый большой дефицит в мире», — отметил президент. Эксперты дефицит оценивают чуть скромнее — примерно в $366 млрд.

Президент поручил представителю США на торговых переговорах Роберту Лайтхайзеру инициировать разбирательство в рамках ВТО против КНР за предполагаемое нарушение международных правил торговли, а министру финансов Стивену Мнучину — в течение 60 дней подготовить предложения по ограничению инвестиций Китая в американские компании.

Еще одна претензия Трампа касалась кражи американской интеллектуальной собственности. Во вторник в беседе с журналистами глава Белого дома оценил ущерб от подобных, якобы поддерживаемых Пекином действий, «где-то в районе $200-300 млрд».

Эксперты предупреждают, что от эскалации торговой воны не выиграют ни США, ни Китай.

США для КНР — важнейший рынок сбыта, а Китай важен для Штатов как покупатель ее казначейских облигаций (сейчас их у Пекина на $1,2 трлн). Кроме того, КНР крайне важна для крупнейших корпораций США. Например, около 20% выручки Apple приходится на продажи на китайском рынке, напоминает начальник аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергей Суверов.

Выставление списков, скорее всего, приведет к переговорам, и КНР в итоге может пойти на определенные уступки, в частности, снизить пошлины на импорт американских автомобилей и увеличить импорт полупроводников американского производства, предполагает эксперт.

Выгоду из торговых войн между Штатами и Китаем может извлечь только третья сторона, считает Сабитов. Самый наглядный пример — это конкурент Boeing — концерн Airbus.

В случае введения пошлины в размере 25% на поставку американских самолетов, о которых объявили китайские власти, Airbus сможет расширить свою долю на китайском рынке до 60-70% и получать дополнительно как минимум $3 млрд ежегодно, отмечает аналитик.

Рынки лихорадит

Ряд зарубежных аналитиков обращает внимание, что ответные меры Китая стали неожиданно жесткими и тщательно продуманными. The Wall Street Journal пишет, что, например, треть урожая соевых бобов США экспортируют именно в КНР. В 2017 году объем таких поставок достиг $13,9 млрд. После новостей об ответных мерах майские фьючерсы на соя-бобы на CBOT в среду потеряли 4,7%. Акции Boeing в ходе предварительных торгов подешевели на 6%.

Кроме того, в список вошли сорго и говядина, которые производятся в сельскохозяйственных штатах, поддержавших нынешнего главу Белого дома на выборах. Все это говорит о том, что Китай не намерен просто так идти на уступки и подготовил сильную переговорную позицию.

Главный стратег по рынкам Азиатско-Тихоокеанского региона в JP Morgan Asset Management Тай Хуэй полагает, что стоит ждать несколько раундов в процессе разрешения напряженности в китайско-американских торговых отношениях в ближайшие годы, пишет FT.

Рынки также реагируют на торговую битву негативно. В начале сессии в среду рынок акций США показал резкое падение. Индекс Dow Jones Industrial Average в первый час упал на 1,63% — до 23640,92 пункта. Standard & Poor's 500 потерял 28,12 пункта (1,08%), Nasdaq Composite — 79,08 пункта (1,14%), до 6862,20 пункта. Nasdaq Composite впервые за 2 года перешел в зону коррекции.

Фондовые рынки Китая и Гонконга в среду также снижались. Shanghai Composite и Shenzhen Composite опустились по итогам торгов на 0,2% и 0,6% соответственно, гонконгский Hang Seng упал на 2,2%.

Аналитики отмечают, что трейдеры сейчас будут стремиться уйти от рисков. Многие затаились в ожидании реакции Дональда Трампа на ответные меры КНР.

Данная напряженность оказывает серьезное влияние на рисковые активы, в чье число входят, например, нефть и металлы, полагает аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ Михаил Мащенко. Глобальная экономика растет, и это должно положительно отражаться на сырьевых активах, но инвесторов серьезно заботит будущее, которое может быть омрачено текущей конфронтацией.