25.03.2018 Источник

В конце этой недели президент Венесуэлы Николас Мадуро объявил о деноминации местной валюты – боливара.

«Я решил убрать три нуля с нынешних денег, заменить находящиеся сейчас в обороте купюры и ввести новые, чтобы гарантировать стране экономическую стабильность»,

– заявил Мадуро в эфире местного телевидения. При этом он продемонстрировал образцы новых купюр в 2, 5, 10, 20, 50 и 100 боливаров, которые будут введены с 4 июня.

Также появятся в обороте новые купюры в 200 боливаров с портретом национального героя страны Франсиско де Миранды и 500 боливаров с изображением другого героя — Симона Боливара. Помимо этого после долгого перерыва в Венесуэлу вернутся монеты.

На этот шаг власти Венесуэлы пошли на фоне инфляции, которая по итогам 2017 года по расчетам экспертов превысила 2600%, а по оценкам Международного валютного фонда (МВФ) в 2018 году она может достичь и вовсе более 13 000% в год.

Официальную статистику по инфляции власти давно не публикуют. Цены в стране растут с такой космической скоростью, что банкоматы в стране заправляют каждые три часа, поскольку в них не хватает наличности, торговцы вынуждены в течение дня несколько раз менять цены, дорисовывая недостающие нули. Продавцы даже не пересчитывают купюры, принимая их на вес, а наличность приходиться таскать в рюкзаке.

Курс доллара на «черном» рынке превышает 231 тысячу боливаров, хотя официальный обменный курс в системе DICOM составляет только 44 тысячи. Самая крупная на данный момент национальная купюра – 100 тысяч боливаров. На «черном» рынке она оцениваются менее чем в $0,5.

Согласно оценке агентства Bloomberg, формируемой на основе прогноза инфляции и безработицы на будущий год, Венесуэла является самой «несчастной» экономикой мира вот уже четвертый год подряд.

Индекс «несчастья» Венесуэлы равен 1872 пунктам, то есть в 2018 году ситуация в Венесуэле станет хуже как минимум в три раза, так как в 2017 году Венесуэла набрала 499,7 пункта, отмечают в агентстве.

Население страны находится на грани гуманитарной катастрофы и старается эмигрировать, что уже создает проблемы соседям.В списке стран, куда чаще всего подаются мигранты из страны, фигурирует Панама, Испания, США, Аргентина, Бразилия, Перу, Уругвай и Мексика. При этом больше всего от наплыва венесуэльцев страдает Колумбия.

Как заявил президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос на днях в эфире «Блю Радио», приезд венесуэльцев — самая серьезная проблема страны сейчас. По его словам, почти каждый день в Колумбию приезжает около 40 тысяч мигрантов из Венесуэлы, и это создает «финансовое давление». Колумбия уже обратилась за международной помощью.

Впрочем, по словам экспертов, деноминация совсем не поможет укрепить финансовую стабильность. «В 2005 году в Венесуэле уже была деноминация, тогда боливар потерял 3 нуля и стал называться «боливар фуэрте», или «крепкий», «сильный». Также неоднократно была девальвация курса боливара к доллару.

Деноминация никогда не давала импульс экономическому росту, в развивающихся странах к этому приему прибегают, когда инфляция становится гиперинфляцией и количество нулей на дензнаках мешает нормальному подсчету и обмену, когда увеличиваются транзакционные издержки за счет больного номинала денег», — комментирует генеральный директор компании «Мани Фанни» Александр Шустов. По его словам,

деноминация является хорошим способом скрыть повышение цен, так как делает очень сложным сравнение текущих цен со старыми, и вскоре бизнесмены забывают про уровень старых цен на товары и услуги и воспринимают новый уровень как что-то само собой разумеющееся.

Деноминация – сугубо техническая операция, предполагающая всего лишь изменение номинала национальной валюты, констатирует аналитик «Финам» Алексей Коренев. По его словам, базовые показатели функционирования экономики при этом не меняются.

Недвижимость продадут за криптовалюту

Деноминация – не единственная мера, которую принимают сейчас в стране для выхода из сложившейся ситуации. Венесуэла первой в мире запустила национальную криптовалюту El Petro, подкрепленную нефтяными запасами страны. Власти страны считают, что именно Petro должен помочь вывести Венесуэлу из затяжного экономического кризиса, обойти международные санкции и привлечь иностранные инвестиции.

Petro поступила в продажу 20 февраля. Стоимость одной ее единицы приравнена к стоимости добываемой в стране нефти. В начале марта президент Мадуро сообщил, что инвесторы выразили желание приобрести Petro на $5 млрд. Глава государства разрешил добывать цифровые валюты на всей территории страны, одобрил предложение Национальной ассоциации авиалиний разрешить платить в Petro за все их услуги, включая покупку топлива.

Кроме того, криптовалюта будет приниматься в качестве платежного средства за оказание консульских и туристических услуг. Власти также гарантируют, что с помощью новой валюты можно будет оплатить налоги, штрафы и госуслуги.

«Прорывные технологии и институты появляются, как правило, не у глобальных лидеров, которых обычно все устраивает и которые инстинктивно сопротивляются новым веяниям, а в периферийных странах. Там есть необходимые предпосылки для использования новых инструментов и технологий. Последние хотят стать первыми, поэтому хватаются за возможности вырваться из зависимого положения.

Из частных инициатив на периферии мировой экономической системы вырастают новые отрасли и институты, захватывающие со временем мировое хозяйство», — говорил ранее в интервью «Газете.Ru» советник президента России и академик РАН Сергей Глазьев.

При этом, по его словам, в случае с венесуэльской El Petro сложно говорить о появлении нового вида денег и национальной цифровой валюты как таковой. «Здесь, скорее, идет речь не о деньгах в полном смысле этого слова, а о цифровом долговом инструменте, что больше напоминает частные криптовалюты», — считает Глазьев.