22.03.2018 Источник

Центр конъюнктурных исследований Высшей школы экономики обнародовал исследование о преградах, мешающих развитию бизнеса в России. Наиболее существенной преградой оказался «недостаточный спрос на производимую продукцию или оказываемые услуги». Это отметили представители бизнеса в сфере обрабатывающей промышленности, строительства, торговли.

Например, в строительной отрасли на недостаток спроса указывали 29% опрошенных, на «неплатежеспособность заказчиков» — 27%. А в розничной торговле на слабый спрос указывал каждый второй руководитель – 52%. Близкий к этому показатель и в сфере услуг – 47%.

На падение спроса на российское сырье за рубежом указывают многие респонденты. Если в 2011-2012 годах об этом говорили 4-5% опрошенных, то в 2015-2016 годах их уже 13-15%.

Возросла за тот же период и частота упоминаний слабого спроса на сырье внутри страны (с 25% до 35-40%). В декабре 2017 года данные факторы отметили соответственно 10 и 33% руководителей предприятий добывающей промышленности.

Впрочем, интенсивность негативного воздействия на бизнес слабого спроса уменьшилась в течение последнего года. В оптовой торговле, например, доля предпринимателей, отметивших наличие данной проблемы, снизилась на 5 п.п., в обрабатывающей промышленности, строительстве и сфере услуг – на 3-4 п.п., в розничной торговле и добывающих производствах – на 1-2 п.п.

Импортная продукция больше не конкурент

Руководители промышленных предприятий оценили также степень негативного воздействия такого фактора, как «конкурирующий импорт». Причем мнения предпринимателей по этой теме косвенно характеризуют конкурентоспособность российской промышленной продукции и уровень импортозамещения, отмечается в исследовании.

Выяснилось, что для добывающей промышленности России импортная продукция не являлась серьезным конкурентом: доля респондентов, отмечавших данную проблему, не поднималась выше 5-7%.

В обрабатывающей промышленности давление импорта было сильнее, однако постепенно снижалось на протяжении последних четырех лет.

Если в 2010-2013 годы негативное воздействие импорта констатировали 25-27% участников обследований, то в 2017 году — лишь 17-19%.

В целом, на жесткую конкуренцию с импортными товарами в последние годы отечественный бизнес жалуется все меньше.

В частности, в производстве пищевых продуктов на наличие конкуренции указывали в 2017 году 11% предпринимателей. А в 2014-м таковых было 18%.

Авторы исследования не делают прямых выводов относительно условий конкуренции отечественной продукции с импортной, но дают понять, что российскому бизнесу стало легче конкурировать «после введения продовольственных контрсанкций и запуска механизма импортозамещения в 2014 году».

В текстильном производстве в 2017 году на конкуренцию как на лимитирующий фактор указывали 30% опрошенных, а в 2014-м таковых было 39%. Схожая динамика наблюдалась в сегменте производства транспортных средств.

Это хорошая новость для отечественного бизнеса и плохая — для российского потребителя. Придется покупать, есть, пить и носить плохонькое, зато свое. Не всех это обрадует.

Хотя с 2014 года доля мнений о негативном влиянии импорта постоянно снижалась, некоторым отраслям, прежде всего производству текстиля, машин и оборудования, по-прежнему трудно конкурировать с импортными аналогами, отмечают авторы исследования.

В ходе опроса предприниматели могли самостоятельно оценить уровень конкурентоспособности собственного производства. «Полученные результаты нельзя назвать оптимистичными. Так, только 36% обследованных предприятий производили продукцию, обладающую высокими потребительскими качествами, имеющую эксклюзивные свойства или не имеющую аналогов в отрасли», — говорится в исследовании.

Соответственно, 64% респондентов констатировали, что продукция их предприятий обладает «слабой конкурентоспособностью». Тот факт, что этим предприятиям все же удается реализовать свою продукцию на внутреннем рынке, свидетельствует о низком уровне конкуренции в целом по экономике. При этом две трети предпринимателей отметили, что конкурентная позиция их предприятия в краткосрочной перспективе не изменится.

Основными конкурентами при этом назывались российские производства. Лишь 13% респондентов указывали на конкурентов в странах СНГ, и 20% — в странах дальнего зарубежья.

Неизвестно, что ждет впереди

Ограничивает развитие бизнеса в России и неопределенность экономической ситуации. Отвечая на этот вопрос анкеты, респонденты, как правило, трактуют понятие неопределенности как отсутствие предсказуемых «условий игры» и невозможность определить направление регуляторных воздействий, включая налоговые, таможенные и другие изменения, даже в обозримой перспективе.

«В первую очередь с данной проблемой сталкиваются частные предприятия с длинным инвестиционным и производственным циклом, в том числе выпускающие высокотехнологичную продукцию», — отмечают авторы исследования.

В «тучные» годы перед кризисом 2008-2009 годов менее 20% руководителей промышленных предприятий считали, что неопределенность общей экономической ситуации в стране тормозит развитие бизнеса; в эпицентре кризиса доля таких оценок возросла до 56-57% в добывающих отраслях и 63-64% в обработке.

В относительно спокойный период 2011-2014 годов подобного мнения придерживались около трети предпринимателей. Давление макроэкономической неопределенности вновь начало расти в конце 2014 года и достигло локального максимума в 2016 году, когда данную проблему отмечали 55-56% руководителей предприятий обрабатывающей про-мышленности и 44-46% их коллег из добывающих отраслей.

Фискальное давление по прежнему высокое

На высокий уровень налогообложения как сдерживающий фактор для бизнеса указали 54% руководителей оптовых фирм, 40% руководителей обрабатывающих компаний, 31% глав предприятий добывающей промышленности.

Высокое фискальное давление доминировало в рейтинге лимитирующих факторов в 2011-2012 гг. после существенного повышения совокупной ставки социальных страховых взносов.

По мере развития кризисных явлений в российской экономике данная проблема постепенно уступала лидерство недостатку платежеспособного потребительского спроса и неопределенности экономической ситуации.

Денег нет, но они держатся

В 2017 году недостатком финансовых средств объясняли ограничения деятельности своих организаций 44% руководителей сферы услуг, более трети руководителей обрабатывающей промышленности, менее трети — розницы, каждый пятый руководитель (23%) строительной компании. При этом в торговле и обрабатывающей промышленности наблюдалось заметное снижение негативного воздействия данного фактора после пиковых значений в 2015 году, а в остальных секторах оно оставалось стабильным на протяжении последних лет.

Недостаток финансовых средств находился на второй-четвертой позициях отраслевых рейтингов, уступая первенство только дефициту спроса.

Высокие процентные ставки по кредитам также довольно часто упоминались предпринимателями в качестве значимой проблемы для бизнеса. В 2017 году их отметили от 17 до 32% респондентов из различных секторов экономики. Примерно в таком же диапазоне находились и оценки предыдущих лет.

Стоит уточнить, что кредитные средства использует не весь бизнес, что приводит к занижению оценки этого фактора. Однако даже с учетом этого почти треть оптовых фирм и предприятий обрабатывающей промышленности считали дорогие кредиты весьма существенной проблемой, препятствующей развитию производства.

Исследование основано на результатах опроса более 22 тысяч руководителей российских предприятий и организаций, в том числе 3,2 тысяч предприятий добывающих и обрабатывающих производств, 6 тысяч строительных фирм, 4 тысяч организаций розничной торговли, 3,7 тысяч организаций оптовой торговли, 5,5 тысяч организаций сферы услуг.