15.03.2018 Источник

Вашингтон впервые применил закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), чтобы ввести ограничительные меры в отношении 14 российских граждан и одной организации. О новых санкциях сообщило Управление по контролю над иностранными активами Министерства финансов США.

В американском минфине уточнили, что санкции были введены за «вмешательство» в выборы в 2016 году и кибератаки, включая атаку вируса NotPetya. Помимо 12 человек, попавших в опубликованное 16 февраля обвинительное заключение минюста США, ограничительные меры распространятся еще на двоих граждан РФ, связанных с российским «Агентством интернет-исследований», против которого также введены санкции.

Но на этом Вашингтон не остановится: глава американского минфина Стивен Мнучин заверил, что США будут вводить дополнительные санкции против России в соответствии с законом CAATSA.

«Министерство финансов планирует ввести дополнительные санкции в рамках CAATSA на базе информации нашего разведсообщества с тем, чтобы привлечь к ответственности представителей российского правительства и олигархов за их дестабилизирующую деятельность путем отсечения им доступа к американской финансовой системе», — предупредил Мнучин.

16 февраля офис спецпрокурора США Роберта Мюллера предъявил обвинения 13 гражданам РФ, а также трем российским компаниям во «вмешательстве» в американские политические процессы и президентские выборы в 2016 году.

Россиян обвинили в сговоре против США и мошенничестве. По версии следствия, с июня 2016 года они занимались организацией протестных акций в США и пытались распространить «дискредитирующую информацию» о кандидатах в президенты США Хиллари Клинтон, Марко Рубио и Теде Крузе.

Российские власти выводы команды Мюллера не впечатлили. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков подчеркнул, что в его докладе нет никаких существенных доказательств российского «вмешательства» в дела США.

Такую же позицию выразил и сам президент РФ Владимир Путин. Российский лидер отметил, что Вашингтон не предоставил никаких сведений, конкретных материалов дела, подробностей и данных России, чтобы их рассматривать и совместно обсуждать. Кроме того, Путин обратил внимание, что обвиняемые во «вмешательстве» в американские выборы россияне не связаны с российскими властями.

В конце января американские власти обнародовали так называемый «Кремлевский доклад», «разоблачающий» ближайшее окружение президента РФ Владимира Путина, крупных российских бизнесменов и государственные компании. В него попали более двухсот высокопоставленных чиновников и предпринимателей.

В частности, среди фигурантов оказалось руководство администрации президента России в полном составе, а также весь российский кабмин во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым. В доклад также внесли всех бизнесменов, фигурировавших в списке миллиардеров Forbes.

После публикации «Кремлевского доклада» Стивен Мнучин пообещал, что он станет основанием для последующего расширения антироссийских санкций.

«Не могу обещать вам, что это будет в течение месяца, но заверяю, мы будем делать это так скоро, как только можем. В течение нескольких месяцев вы увидите, может, даже и в течение месяца, но я должен быть осторожен в прогнозах, поскольку необходимо проделать много работы», — добавил министр.

Появление «Кремлевского доклада» тоже связано с требованиями закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA), принятым в августе прошлого года. Речь в нем шла не только о России — «врагами» США были также обозначены Иран и КНДР.

В законе (статья 243) упоминается еще один доклад под названием «О незаконном финансировании, связанном с Российской Федерацией». Глава Минфина должен представить его конгрессу не позднее 2 августа 2018 года.

По мнению американских властей, из-за санкций российский оборонно-промышленный комплекс уже потерял миллиарды долларов. Об этом заявила официальный представитель Государственного департамента США Хизер Нойерт.

«Мы считаем, что мы смогли остановить транзакции на более чем $3 млрд. Прекращение таких сделок, по сути, является наказанием. Зачем? Потому что это означает, что меньше денег уходит в российский бюджет. Таким образом, это можно считать успехом в части привлечения России к ответственности», — сказала Нойерт.