16.02.2018 Источник

— У нас в этом году пока профицит бюджета из-за дорогой нефти. Если так и дальше будет, то сколько займет Минфин? В прошлом году при дефицитном бюджете чистый объем заимствований составил 1,1 трлн руб.

—У нас есть график решений по бюджету. Потом, в рамках бюджетных проектировок, будем работать. Мы не планируем ни по внешним заимствованиям, ни по внутренним заимствованиям никакие намерения пересматривать, у нас ничего такого не предусмотрено.

— Как обстоят дела с планами Минфина по выпуску евробондов для возврата капитала в Россию. Не отказываетесь ли вы от это идеи и есть ли какие-то подробности по этому выпуску, кроме уже озвученных предложений, что покупателям евробондов дадут льготы по НДФЛ от валютной переоценки?

— Якобы особые условия, которые будут по этому выпуску, это просто журналистские догадки. Мы выпускаем обычные инструменты. Они должны быть совершенно стандартным.

И они будут стандартным, иначе этот инструмент будет неликвидным и тогда он не будет представлять интерес для наших потенциальных покупателей.

— Россияне, которые хотели бы купить эти бумаги, действительно заинтересованы именно в стандартном инструменте? Именно это необходимо для возврата капитала в Россию?

— Да, именно в этом они заинтересованы, равно как и мы. Могу сказать, что в целом инвестор должен иметь возможность легко войти в инструмент и также легко из него выйти, без убытка для себя. Если же прописать, предусмотреть что-то другое, отступить на шаг влево или сделать шаг вправо, то это значит принять на себя дополнительный риск. И, соответственно, я не считаю, что такой инструмент будет инвесторам интересен. Поэтому мы готовим абсолютно обычный, стандартный выпуск.

— А есть ли уже конкретика по датам, когда планируется выпуск?

— Могу сказать, что мы пока что еще не готовы.

— Недавно стало известно о том, что минфин США в дополнительном докладе не решился вводить ограничения на вложения инвесторов в новые выпуски российских облигаций федерального займа. При этом тема того, что санкции будут, очень долго обсуждалась со всех сторон. Как вы считаете, почему все-таки американцы передумали и предупредили о риске такого запрета?

— Возможно, мнение у них формировалось в процессе работы над документом. Аналитический документ, который в итоге был представлен, был сделан на самом высоком уровне. Выводы там однозначные сделаны: российский долговой рынок встроен в глобальный рынок, поэтому ограничения на операции, на долговом рынке Российской Федерации, будет иметь отрицательные последствия для глобального рынка.

Собственно говоря, США пришли к классическому выводу: не надо работать против собственных интересов. Это объективная оценка рисков. Мир стал глобальным, все рынки зависят друг от друга, поэтому нет смысла делать что-то во вред себе.

— Будет ли Минфин менять планы по поводу выпуска ОФЗ в юанях? Учитывая последнюю ситуацию на финансовых рынках, какие сейчас у вас планы относительно этого выпуска?

— Можно сказать, что сейчас мы держим паузу. Там большие перемены по регулированию рынков внутри Китая происходят. Мы хотим понять, куда заведет это регулирование. Плюс большие усилия предпринимаются властями Китайской Народной Республики по интернационализации юаня, и это может иметь, скажем так, очень любопытные последствиями для юаня. Юань уже стал резервной валютой. И роль его будет постепенно быстро нарастать. Поэтому учитывая все эти факторы, наверное, не стоит, сломя голову, куда-то бежать.

— У России прочно сложился имидж всепрощающей страны. Недавно Госдума ратифицировала протокол к соглашению об урегулировании долга Киргизии по ранее предоставленным кредитам на $240 млн «в рамках оказания официальной помощи развитию Киргизии». Не могли бы вы объяснить, как так получается, что мы свои долги с процентами отдаем, в займы других стран прощаем?

— Это очень большая «вульгарщина» так говорить и думать. В каждом конкретном случае и выданном займе нужно разбираться. Свои долги, обязательства, которые должным образом оформлены и номинированы в резервных валютах, — это наши обязательства. А те требования, которые были прописаны и остались нам от бывшего Советского Союза, — это экзотика.

Чаще всего, это долги даже номинированы в валютах, которых уже нет. Кроме того, кредиты, которые были предоставлены 50 лет назад, предоставлялись по политическим соображениям.

И, скорее всего, никто никогда не рассчитывал, что они когда-то вернутся. Поэтому смешивать, вернее, сравнивать яблоки и апельсины, что делается очень часто, нерационально. Повторюсь, это будет чистой воды вульгарщина.

— Нельзя в этой связи не спросить про Украину. Двухлетняя тяжба России с Украиной о долге в $3 млрд дошла недавно до лондонского Апелляционного суда. На что надеется Минфин? Ранее вы говорили, что не верите в возможную победу Киева.

— Суд скоро закончится, мы уже ждем финальное решение, а там посмотрим. Не хотелось бы сейчас, до окончательного решения суда, это комментировать.