15.02.2018 Источник

Выставить себе оценку за работу в правительстве и назвать свои главные неудачи – предложил министр открытого правительства Михаил Абызов своим бывшим и нынешним коллегам в ходе дискуссии «Будущее открытого и цифрового правительства».

Оценки чиновники себе выставлять не стали (сам Абызов оценил сво работу на «два с плюсом» или «три с минусом»), а неудачами некоторые поделились. Например, вице-премьер Аркадий Дворкович сказал, что когда он курировал спорт, то ему не удалось «вывести эту отрасль в плюс».

Экс-министр финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин к личным недоработкам отнес три пункта. Это провал административной реформы, неповышение пенсионного возраста и неспособность провести бюджетный маневр с увеличением расходов на образование и здравоохранение.

«И бюджетный маневр — тогда мне не удалось. Все помнят, почему я ушел из правительства. Я сказал, что решения, которые в тот момент принимались, ограничат экономический рост, это увеличение непроизводительных расходов», — сказал он.

Под такими расходами он имел ввиду, в том числе, программу перевооружения армии, на которой настаивал Дмитрий Медведев, когда был президентом. Кудрин, работавший в правительстве с 2000 года, в 2011-м вступил в открытый конфликт с Медведевым и был уволен.

Сейчас у Алексея Леонидовича есть шанс вернуться в правительство (вероятно все того же Медведева) в новом качестве. Он предлагает создать в структуре кабмина Центр эффективности госуправления, который займется соответственно реформой госаппарата, кадрами и цифровизацией госфункций.

Впрочем, Кудрина регулярно прочат на те или иные должности, но пока он от всего отказывался. Как будет на этот раз – станет известно уже в ближайшие месяцы.

После мартовских выборов президента правительство будет отправлено в отставку, а затем вновь избранный глава государства сформирует новую структуру кабинета министров и его персональный состав.

Центр эффективности госуправления может быть напрямую подчинен премьер-министру или стать частью какого-либо ведомства, пояснил Кудрин.

«Должен быть создан Центр эффективности государственного управления, который будет заниматься принципами эффективного управления, внедрять их. Может быть это должно быть под премьером или на базе какого-то министерства, даже не исключаю, Министерства экономического развития, если оно от других функций откажется, в том числе тех, которые являются текущими, рутинными», — сказал он.

Министр труда Максим Топилин, который участвовал в дискуссии, и который сейчас курирует в правительстве вопросы госслужбы, предложения Кудрина комментировать не стал. А Михаил Абызов соответствующего вопроса ему не задал.

Очевидно, что работать замом у Максима Орешкина Алексей Кудрин не пойдет, а вот на вице-премьера «по кадрам» может и согласиться. Тем более, что самих заместителей председателя правительства нынешний «функционал» не устраивает, рассказал Аркадий Дворкович.

«Я считаю, что вице-премьеры в идеале должны иметь другие функции, должны управлять проектами, а не быть инструментом согласования тех позиций, по которым есть разногласия», — описал он свое понимание вице-премьерской роли.

Нежелание тратить почти все время на устранение межведомственных разногласий, не означает при этом, что должности заместителей главы правительства надо ликвидировать.

Без вице-премьеров было бы не лучше, считает он. «В нынешней системе координат лучше бы не было, в другой системе координат мы могли бы делать другие вещи и этим бы приносили большую пользу обществу», — полагает Дворкович.

Возможно, идеи Алексея Кудрина (в случае их принятия первым лицом государства, на которого завязаны все ключевые решения) принесут долгожданное освобождение от рутины Аркадию Дворковичу и еще семи вице-премьерам.

Но есть риск, что ветер перемен «сдует» кого-то из Белого дома. Цифровизация, по мнению Кудрина, за шесть следующих лет даст возможность на треть сократить численность госслужащих.

Экс-глава Минфина признает при этом, что «в ближайшие шесть лет цифровизация будет связана с большими расходами на новые технологии, создание баз данных, соединение всех этих архитектур технологических». «Это вообще недешевое дело», – считает он.

Сейчас за «цифру» в правительстве отвечает глава Минкомсвязи Николай Никифоров. Он также присутствовал на панели. Своими недоработками, как министра, он считает так и не завершившееся акционирование «Почты России».

Соответствующий законопроект был разработан еще в 2014 году, и Никифоров надеется, что за оставшиеся несколько месяцев «в этом политическом цикле» его еще удастся принять.

Вторая «личная недоработка» министра связи состоит в том, что «в бюджете на поддержку сельского хозяйства мы тратим 240 млрд рублей (и это, наверное, хорошо), а на поддержку IT-отрасли – ноль рублей».

Вряд ли Николаю Никифорову удастся выбить какие-то средства в последние месяцы текущего политического цикла. Неизвестно даже – останется ли он в правительстве или нет.

В конце дискуссии Михаил Абызов спросил Адексея Кудрина, верит ли он в то, что административный аппарат даст построить цифровую экономику, которая может лишить чиновников коррупционной ренты.

«Такого рода решения принимаются лидером, который избирается народом…. Без этой лидерской функции ничего не произойдет», — сказал Кудрин.