29.01.2018 Источник

Недооцененный фактор

Когда аналитики и ключевые игроки нефтяного рынка говорят о предпосылках роста котировок и перспективах барреля, венесуэльский фактор упоминается редко и вскользь. Словно нефтяные бароны и трейдеры стесняются того, что весомый вклад в ребалансировку мирового рынка энергоносителей вносит нищающая Боливарианская Республика ценой собственной экономики и социальной стабильности.

Представьте себе «Назад в будущее»: по фантастичности кино, которое можно снять о динамике добычи в Венесуэле, ничем ему не уступает, отмечает директор аналитического департамента «Golden Hills — КапиталЪ АМ» Михаил Крылов.

По данным правительства страны, падение добычи нефти в республике только в декабре 2017 года составило 216 тыс. баррелей в сутки (б/с), или 12% по сравнению с ноябрем. Для сравнения, объем обязательств России по исполнению сделки ОПЕК+ составляет 300 тыс. б/с.

Всего же

за год, по данным правительства Венесуэлы, добыча в стране упала на 29% или на 649 тыс. б/с.

Показатели добычи в стране, строго говоря, опустились на уровни 1989 года, обращает внимание Крылов. В процентном соотношении это абсолютный исторический рекорд по падению не только для самой Венесуэлы. Эксперты отмечают, что таких падений в добыче не показывали даже СССР в 1991 году и Ирак в 2003 году.

Сама ОПЕК приводит более скромные цифры: по ее подсчетам, в среднем в 2017 году Венесуэла добывала на 11% меньше нефти, чем год назад - 1,927 млн б/с против 2,154 млн б/с в 2016 году. При этом, по условиям венской сделки ОПЕК+ Венесуэла взяла на себя обязательство снизить добычу всего на 95 тыс. б/с.

В результате неконтролируемого падения добычи Венесуэла стала рекордсменом по выполнению параметров сделки ОПЕК+: в среднем по году страна снизила добычу на 147% от требуемого уровня, а в четвертом квартале - на 265%, подсчитал директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

Это, подчеркивает эксперт, безусловно, повлияло на общий результат: в целом по году ОПЕК снизила добычу на 102%, причем в четвертом квартале снижение составило 116%. Если бы Венесуэла сократила добычу ровно настолько, насколько предписывалось соглашением, результат по ОПЕК был бы чуть скромнее - 92% по году и 98% в четвертом квартале, обращает внимание Маринченко.

Снижение добычи в Венесуэле ниже уровня, определенного в рамках соглашения ОПЕК+ является существенным фактором, поддерживающим рынок энергоносителей,

соглашается старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Богдан Зварич.

Подайте на баррель

Нефтяная промышленность – один из ключевых столпов венесуэльской экономики, которая переживает сейчас не лучшие времена.

14 ноября рейтинговое агентство Standard & Poor's официально объявило о невыполнении Венесуэлой своих долговых обязательств и в связи с этим понизило рейтинг страны по обязательствам в иностранной валюте до «SD» («выборочный дефолт»), оценив вероятность дефолта Венесуэлы к середине февраля как 1 к 2. Fitch днем позже снизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента в иностранной валюте Венесуэлы с C до RD («ограниченный дефолт»).

По разным оценкам, внешний долг страны составляет от $100 млрд до $150 млрд. Только долги по облигациям страны превышают $60 млрд. По данным местных СМИ, продуктовая корзина подорожала в стране более чем на 2123%, а инфляция, по прогнозам МВФ, может достичь 2300%.

Такое положение вещей лишает Венесуэлу и её нефтяную госкомпанию PDVSA возможности занимать деньги на зарубежных рынках капитала. Масла в огонь подлили санкции со стороны США и коррупционные скандалы вокруг PDVSA, которые не добавили венесуэльской нефтянке привлекательности в глазах инвесторов.

Стране нужны средства, которые она могла бы получить от продажи дополнительных объемов нефти, однако возможностей для наращивания добычи в стране нет, констатирует Зварич.

PDVSA отрезана от международных рынков капитала в результате дефолта, санкций и крайне низкой прозрачности, что привело к катастрофическому падению инвестиций в отрасль, и как следствие - падению добычи, отмечает Маринченко. Также на способность компании осуществлять инвестиции повлияли регулирование цен на топливо и обесценивание песо.

У компании накопились серьезные долги перед нефтесервесными компаниями, которые постепенно уходят из региона. Одной только Schlumberger PDVSA задолжала $1,2 млрд, из-за чего та в прошлом году решила свернуть свое присутствие в Венесуэле.

В среду газета El Universal со ссылкой на лидера профсоюза нефтяных работников Венесуэлы Ивана Фрейтеса и местных жителей сообщила о полной остановке деятельности крупнейшего нефтеперерабатывающего завода страны Amuay.

Венесуэльская нефть сама по себе тяжелая, с высокой вязкостью, для транспортировки ее нужно разбавлять легкой нефтью.

Однако в стране остался лишь один работающий НПЗ, а добыча легкой нефти катастрофически упала. Это привело к тому, что страна стала закупать «легкую» нефть у США, констатирует президент международной сети ФинЭкспертиза Нина Козлова.

С экономической точки зрения затраты на транспортировку нефти, добываемую Венесуэлой, одни из самых высоких в мире, добавляет начальник аналитического отдела ИК Русс-Инвест Дмитрий Беденков.

С учетом транспортных и иных расходов себестоимость добычи нефти в Венесуэле иногда превышает $40 за баррель, что делало малорентабельным производство в первом полугодии прошлого года.

Свою роль сыграл и фактор коррупции и неэффективного управления национальным нефтяным гигантом. После судебных исков, расследований и разбирательств Венесуэла была вынуждена признать наличие криминальных проблем в национальной нефтяной компании. В ходе расследования коррупционного скандала в конце 2017 года были задержаны экс-министры нефтяной промышленности и бывшие руководители нефтегазовой компании PDVSA Эулохио дель Пино и Нельсон Мартинес. Обвиняемыми по делу также проходят высокопоставленные чиновники и бизнесмены.

С ноября министерство энергетики и PDVSA возглавляет выходец из силовых структур Мануэль Кеведо. Он уже заявил о намерении в этом году увеличить добычу до 2,47 млн б/с. Однако большинство экспертов относятся к этому весьма скептически. А в Medley Global Advisors и вовсе считают, что единственный вопрос, который стоит обсуждать: «насколько резким будет дальнейший спад».

Вся надежда на Россию

Пока Китай и члены Парижского клуба возмущаются копящимися долгами, США и ЕС вводят новые санкции против столпов режима Мадуро, а частные инвесторы бегут из республики как с тонущего корабля, Россия делает все, чтобы удержать на плаву утлое суденышко, в которое за несколько лет превратилась венесуэльская экономика.

Россия поддерживает Венесуэлу на государственном уровне, предоставляя ей миллиардные кредиты и возможности для отсрочки по платежам. Так, в ноябре Россия предоставила Венесуэле возможность реструктуризации задолженности в объеме $3,15 млрд в течение 10 лет. Причем, в первые 6 лет, как пояснил ранее Минфин РФ, ежегодные платежи по кредиту будут минимальными.

Среди компаний решимость всерьез и надолго закрепиться в одной из крупнейших стран Латинской Америки осталась, похоже, только у «Роснефти».

«Как я уже неоднократно повторял, мы никогда оттуда не уйдем. Никто не сможет нас оттуда выгнать. Мы будем работать с Венесуэлой и будем наращивать объемы нашего сотрудничества», — заявил в августе Игорь Сечин. «Это страна с запасами углеводородов номер один в мире, и с этой точки зрения любая нефтегазовая компания должна стремиться работать в этой стране», — подчеркнул он, добавив, что «Роснефть» развивает проекты на территории Венесуэлы, на которых ежегодно добывается 9 млн тонн нефти.

Летом «Роснефть» одолжила PDVSA $6 млрд, перечислив их компании в качестве предоплаты за поставки нефти.

При этом в конце 2010-х страной активно интересовались российские гиганты. Так, в Венесуэлу пришли тогда и «Газпром», и «Роснефть», и «Сургутнефтегаз», и «Лукойл». Меморандумы о сотрудничестве с венесуэльцами подписывали и другие российские компании, а в 2010 году «Росатом» даже вел переговоры о строительстве в республике АЭС с двумя энергоблоками по 1,2 ГВт.

Однако со временем российский бизнес стал охладевать к боливарианцам: некоторые проекты, вроде возведения в республике ГЭС при участии «РусГидро», так и остались на уровне бумажных обещаний, другие, как например, бурение «Газпромом» поисковых скважин на блоках Урумако-1 и Урумако-2 в Венесуэльском заливе, не принесли положительных результатов.

Пациент скорее мертв

Надежд на то, что в ближайшее время Венесуэле удастся серьезным образом изменить ситуацию и нарастить добычу, мало.

Сегодня главная цель PDVSA хотя бы стабилизировать добычу, чему должно помочь восстановление цен на мировом рынке, отмечает Маринченко. В краткосрочном периоде это можно попробовать сделать «железной рукой», но для устойчивого восстановления нужно проводить системные реформы, на что текущее руководство пойти не готово. Меры, предложенные руководством страны – переход на криптовалюту при расчете за нефть – любопытны, но противоречивы, полагает эксперт.

По всем прогнозам, в дальнейшем объемы добычи в Венесуэле продолжат падать, констатирует Зварич.

НПЗ в стране закрываются, а на работающих мощностях все чаще происходят ЧП. На фоне социальной нестабильности в стране время от времени вспыхивают волнения, выливающиеся в погромы и диверсии, в том числе на энергообъектах. Некоторые штаты страны испытывают нехватку бензина.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро неоднократно заявлял, что страна сможет преодолеть экономические проблемы в 2018 году. А министерство нефтяной промышленности не отказывается от планов нарастить добычу до уровня 2,4 млн баррелей в сутки к концу года.

На недавней встрече министров стран-участниц ОПЕК+ в Маскате министр нефти Омана Мохаммед Хамад аль-Румхи заявил, что даже если Венесуэла увеличит добычу и вернется на докризисный уровень, исполнение сделки упадет, но «будет 100%, и этого достаточно».

Державы ОПЕК+ могли бы помочь Венесуэле выйти из сложного положения, но пока этого ждать не приходится, отмечает Крылов.

Международные посредники один за другим выходят из переговорного процесса по стабилизации ситуации в стране, тогда как Национальное учредительное собрание назначило на 30 апреля досрочные президентские выборы, а президент Николас Мадуро заявил, что будет в них участвовать, «выполняя наказ рабочего класса».